Пт. Мар 5th, 2021


БРОСОК ОБОРОТНЯ. БОРОДИНСКИЙ ИЗЛОМ

Для того, что бы точнее представлять себе грандиозную картину сражения на Бородинском поле, попробуем восстановить реальную численность Великой армии Наполеона. Сделаем мы это методом сложения. Итак, 19 октября 1812 года Наполеон в полном порядке покинул Москву. Войска шли по Старой Калужской дороге, однако на следующий день Наполеон резко перешел на Новую. Он вел свою армию на Калугу, город, сделанный Кутузовым тыловой базой Главной армии. Прорыв на Калугу давал Наполеону возможность выйти на оперативный простор и свободно избрать направление стратегического отступления. Но кроме этого, Наполеон все ещё жаждал генерального сражения в поле, сражения,  победа в котором дала бы ему почетный, или уж какой получится, мир. Наполеон полностью владел инициативой, армия была боеспособна. Кутузов о планах и передвижениях Наполеона не имел никакого представления.

БРОСОК ОБОРОТНЯ. БОРОДИНСКИЙ ИЗЛОМ

ДЕЛО ПОД МАЛОЯРОСЛАВЦЕМ

Появление французских войск на Новой Калужской дороге было установлено отрядом Сеславина.  Сеславин вел обычную разведку и препятствовал французским фуражирам (как он полагал — из Москвы) обирать окрестные деревни. Встреча с Великой армией за пределами столицы русскими абсолютно не ожидалась. Но вдруг, 22 октября Дохтуров получил от Сеславина ошеломляющие известия: «В селении Бекасове в шести верстах от Фоминского расположились на ночлег корпус 1‑й, маршала Нея, две дивизии гвардии и сам Наполеон». 

Стало совершенно очевидно, что Наполеон идет к Калуге через Боровск и Малоярославец со всем своими силами. В битве под Малоярославцем, который решал судьбу Великой армии, Наполеон смог задействовать порядка 25 тысяч французских солдат. К этой битве мы ещё вернемся, возьмем из неё только это число.

Сколько Наполеон реально вывел солдат из Москвы, если для решающего прорыва смог задействовать лишь 25 тысяч бойцов? Полагаю вряд ли больше 30 -35 тысяч. Примерно столько же Наполеон потерял в Бородинском сражении. Вряд ли спокойное и изобильное «стояние» в Москве отняло у Великой армии больше 10 — 15% её численности. Что в итоге мы получаем? Не более 80 000 человек, которых Наполеон привел на Бородинское поле. На эту цифру и станем ориентироваться.

Численность русских войск, скорее всего определяется классической историографией правильно: примерно 100 -110 тысяч человек, плюс ополчение.  Из них атаке подверглись примерно 35 тысяч бойцов Второй западной армии. 

Линия фронта русских войск строилась так. По всей линии были выстроены батареи. Сегодня батареями называются подразделения артиллерии, а тогда артиллерия делилась на взводы, роты и бригады, а батареями называлась укрепленная огневая позиция для артиллерии, и эта позиция могла заниматься разным количеством орудий. Правый фланг (1‑я Западная армия Барклая де Толли) был укреплен семью батареями, левый фланг (2‑я Западная армия Багратиона) – двумя укреплениями (батареей Раевского и Багратионовыми флешами). Перед батареями в 50 м боевыми линиями выстраивались батальоны пехотного прикрытия, от этого прикрытия впереди высылалась цепь стрелков. Сразу за батареями был резерв этого прикрытия.

Первая линия войск уже в батальонных колоннах выстраивалась позади батарей и в промежутках между ними, примерно в 100 м от линии батарей. Артиллерия этих войск стояла открыто в боевых порядках полков. Примерно в километре от первой линии находилась вторая линия войск, тоже со своей артиллерией. Уже эта линия своей артиллерией в отражении атак участвовать никак не могла из‑за дальности своего расположения от противника. Примерно в 300 м за второй линией войск находились соединения и части резерва.

Таким образом, в войсках 1‑й армии находилось 222 орудия, но из‑за такого построения трудно сказать, сколько из них непосредственно участвовало в отражении французских атак. Известно только, что на 7 батареях находилось в общей сложности 69 орудий из 222.

В войсках 2‑й армии находилось 106 орудий, из них на батарее Раевского 18 и на Багратионовых флешах 40 орудий, да у Семеновского ручья еще 18 орудий. Из‑за малости сил Багратион почти всю свою артиллерию поставил в батарейную линию. То есть по плану Кутузова весь удар практически всей армии Наполеона должны были принять на себя всего 106 орудий из 624 имевшихся в распоряжении Кутузова. Мало этого, на момент главного удара у Кутузова в резерве находилось 300 (по другим данным, даже 390) орудий, причем то ли все они, то ли их большая часть находились в достаточно глубоком тылу у деревни Псарево, примерно в 5 км от Багратионовых флешей. Примечательно, место сосредоточения резерва артиллерии было тем, что оно находилось на дороге, через 2 км заканчивающейся развилкой с новой Смоленской дорогой, то есть резерв артиллерии стоял в готовности к бегству.

И то, что французы сразу же не смяли 2‑ю армию, скорее всего объясняется тем, что весь предыдущий опыт солдат и офицеров Багратиона сводился к тому, что отступать нив коем случае нельзя. Единственный способ остаться в живых — выстоять в течение светового дня, не сдать позиции, не повернуться к врагу спиной. Тогда с наступлением сумерек можно развести  костры, разбить фальшивый бивуак, а самим уйти кромкой болота, резко меняя направление отхода. 

Эта стойкость и спасала армию Багратиона в течение всего её долгого пути от Гродно к Бородино. Давайте посмотрим как Наполеон пытался протаранить 2-ю армию, и заодно оценим было ли у него 138 000 бойцов против всего лишь  35 000 Багратиона. 

Вскоре после пяти часов утра французы атаковали передовой отряд, занимавший село Бородино. С запада действовала дивизия Брусье, с северо‑запада – дивизия Дельзона. Полк гвардейских егерей и морской экипаж, входившие в Бородинский отряд, были выбиты из села и отошли со своими пушками за реку Колочу. Бригаде Дельзона удалось захватить мост и даже перейти Колочу, но контратакой четырех полков егерей, поддержанной огнем 16 орудий, они были отброшены назад, причем 106‑й полк, французов был почти полностью истреблен. Мост через Колочу был уничтожен; «французы в течение целого дня не осмелились сделать вновь покушения к переправе на сем пункте…»

Овладев Бородином, Богарнэ прекратил наступление. Он должен был начать активные действия в центре позиции после того, как у Семеновских флешей будет достигнут успех. Богарнэ приказал соорудить юго‑западнее Бородина батарею на 38 орудий и открыть огонь по батарее Раевского, а также навести через Колочу четыре моста для выдвижения войск к центру русской позиции.

К местам переправы были стянуты итальянская гвардия, дивизия Жерара и Брусье и конница Груши. Для охраны тылов и наблюдения за русскими войсками у Бородина была оставлена 13‑я дивизия Дельзона и баварская конница, а у села Беззубова расположена кавалерийская бригада Орнано с 84‑м полком дивизии Дельзона. Ни Наполеон, ни Богарнэ не считали возможным нападение русских войск на свой левый фланг.

Почти одновременно начались военные действия на левом фланге русской армии. V корпус Понятовского приступил к выполнению задачи «обойти неприятельскую позицию», т. е. левый фланг русских войск. Густой лес и плохие дороги затруднили его движение, и, хотя Наполеон настойчиво требовал от Понятовского поторопиться, ему удалось выйти к деревне Утице и овладеть ею только после восьми часов утра. Дальнейшее движение корпуса Понятовского было остановлено огнем 18 орудий с Утицкого кургана и действиями егерей И. Л. Шаховского. Не решаясь наступать на Семеновские флеши в связи с угрозой флангового удара от Утицкого отряда. Понятовский остановился у деревни Утицы до получения резерва. Таким образом, план Наполеона – осуществить фланговый маневр – оказался сорванным в самом начале.

Основные события развернулись у Семеновских флешей, которые оборонял VIII пехотный корпус М. М. Бороздина.

Как и предусматривалось диспозицией, бой за флеши французы начали после пяти часов утра с артиллерийского обстрела Семеновских укреплений. Предполагалось, что огонь 102 орудий батарей Сорбье, Фуше и Пернетти нанесет серьезный урон русским укреплениям. Однако дальность расстояния сделала огонь французских пушек неэффективным.

Будучи передвинуты вперед, эти три батареи оказались в зоне огня русской артиллерии, расположенной в первой линии, и стали нести серьезные потери. Но вскоре русской артиллерии пришлось перенести огонь на атакующие пехотные колонны противника.

Первую атаку Даву начал после шести часов. Дивизии Дессе и Компана, построившись в две линии батальонных колонн на опушке Утицкого леса, пошли в атаку под прикрытием огня 50 орудий. Их встретили – с фланга – огнем егерей, разместившихся левее флешей, а с фронта – картечь орудий, расположенных на флешах. Французы отхлынули к лесу, но Даву решил повторить атаку. Построив войска, он направил их на левую флешь. Бригаде Теста удалось даже захватить ее, однако гренадеры Воронцова и пехотинцы Неверовского выбили французов, а два полка кавалерии (Ахтырский и Новороссийский) из IV корпуса преследовали отступающих до самой опушки.

Около восьми часов утра началась третья атака. На флеши пошли две дивизии Даву и три дивизии Нея, поддержанные артиллерийским огнем. Затем двинулась вся кавалерия Мюрата – корпуса Нансути, Монбреня и Латур‑Мобура. К Шевардину подтянулись войска Жюно и гвардия. Таким образом, на флеши было нацелено пять пехотных дивизий и три кавалерийских корпуса, т. е. 30500 штыков и сабель при 160 орудиях.

Багратион приказал подтянуться к флешам 2‑й кирасирской и 2‑й гренадерской дивизиям и выдвинуть всю резервную артиллерию второй армии. Раевскому был направлен приказ отправить к флешам восемь вторых батальонов VII корпуса, а Н. А. Тучкову – как можно быстрее выдвинуть 3‑ю дивизию Коновницына с двумя ротами легкой артиллерии. Кроме того. Багратион обратился к Барклаю‑де‑Толли и Кутузову с просьбой подкрепить вторую армию резервами. Кутузов приказал Барклаю‑де‑Толли перевести на левый фланг II корпус Багговута и часть III кавалерийского корпуса, а из главного резерва направил три гвардейских полка, три полка 1‑й кирасирской дивизии, сводно‑гренадерскую бригаду и 100 орудий. Но все эти войска могли прибыть не ранее чем через 1 1/2–2 часа. С их подходом у Багратиона было бы 30 тыс. человек при 300 орудиях. В данный же момент он располагал только 15 тыс. человек и 164 орудиями.

Преодолев огонь русских батарей, французы (дивизии Компана, Дессе, Ледрю и Маршана) около восьми часов ворвались в левое и правое укрепления. Однако гренадеры дивизии Воронцова и части из дивизии Неверовского, поддержанные кирасирами Дуки, «ударили на неприятеля в штыки, опрокинули его и произвели в нем великое поражение». Но французы, несмотря на большие потери, упорно атаковали флеши. При этом сильно пострадала дивизия Воронцова. «Она исчезла не с поля сражения, а на поле сражения», – доносил ее командир. К девяти часам французы снова были выбиты из флешей. Попытка Мюрата оказать содействие пехоте была парализована контратакой 2‑й кирасирской дивизии.

Около девяти часов Даву и Ней начали четвертую атаку флешей силами шести пехотных дивизий. Кроме того, Мюрат направил часть конницы для захода в тыл русским. Больше часа защитники флешей отражали эту атаку. Но удар французской пехоты был настолько силен, что врагу удалось захватить все три флеши. Больше того, части дивизии Фриана ворвались в деревню Семеновскую. Но в это время ко второй армии уже начали прибывать части II и IV пехотных корпусов. Вот как описывает французский генерал Пеле этот период сражения: «По мере того как войска Багратиона получали подкрепления, они с величайшей решимостью шли вперед, чтобы возвратить потерянные позиции. Мы видели, как русские массы маневрировали подобно подвижным редутам, унизанным железом и извергавшим огонь».

Командир VIII корпуса Бороздин повел в контратаку 2‑ю гренадерскую дивизию и восемь батальонов VII корпуса Раевского. Стремительной контратакой они опрокинули французов и обратили их в бегство. Конница Мюрата, бросившаяся в атаку для прикрытия своей пехоты, была также смята, и сам Мюрат едва не попал в плен.

Когда Наполеон получил сообщение Нея, что части III корпуса утвердились на Семеновских флешах, он решил послать корпус Жюно для совершения обходного маневра в наступление через лес, расположенный между флешами и Старой Смоленской дорогой. Вместе с ним в наступление должен был перейти V корпус Понятовского. Но в Утицком лесу располагались егеря Шаховского, и корпусу Жюно удалось выйти на опушку леса лишь после жестокого боя с ними около 11 часов утра. Понятовский, начав атаку Утицкого отряда задолго до подхода Жюно, был отбит с тяжелыми потерями.

Между 9‑ю и 10‑ю часами утра была проведена первая атака русского центра. Богарнэ переправил через реку Колочу пехотные дивизии Морана и Брусье и после артиллерийской подготовки атаки огнем 70 орудий бросил их в бой. Атака была отбита огнем 48 орудий, находившихся у центральной высоты (батареи Раевского). Французы укрылись в оврагах Нижней Семеновки и Колочи.

В 10 часов утра Даву и Ней, поддержанные кавалерией Нансути и Латур‑Мобура, предприняли очередную, пятую по счету, лобовую атаку Семеновских флешей. Штурмовые колонны, потеряв больше трети людей от русского огня, снова захватили флеши. Гренадерская дивизия Воронцова и 27‑я дивизия Неверовского сначала отошли, но, когда к месту боя подоспела 3‑я пехотная дивизия Коновницына и части 2‑й гренадерской дивизии, снова бросились на флеши. Дружная контратака русской пехоты, поддержанная 1‑й и 2‑й кирасирскими дивизиями, имела полный успех. Французы были вынуждены оставить флеши, бросить захваченные 12 орудий и отойти к опушке леса.

В это самое время Богарнэ начал вторую атаку батареи Раевского. На батарее были израсходованы все запасы ядер, и она не могла вести огонь против наступающих на нее трех французских дивизий. Первой к батарее подошла дивизия Морана. Она сбила защитников батареи и захватила ее. Вслед за ней подошли дивизии Брусье и Жерара. Французы стали подтягивать на батарею свои пушки, чтобы закрепиться на этом важном пункте, позволившем вести фланкирующий огонь по русским войскам. Положение становилось угрожающим.

В это время генерал А. П. Ермолов и начальник артиллерии первой армии А. И. Кутайсов, направлявшиеся к батарее, остановили отступавшие от нее войска и новели их в контратаку. После кровавой схватки, стоившей французам и русским около 5 тыс. человек, батарея вновь была освобождена, французы отошли к лесу. Во время этого боя был убит Кутайсов. «Батареи во власти нашей, – доносил Ермолов Кутузову, – вся высота и поле возле оной покрыты телами, и бригадный генерал Бонами был один из неприятелей, снискавших пощаду».

В 11 часов Наполеон, стремясь во что бы то ни стало овладеть Семеновскими флешами, бросил войска в шестую атаку. На этот раз Даву и Ней силами пяти дивизий атаковали флеши с фронта, а Жюно с двумя дивизиями попытался обойти их с юга, выставив заслон против егерей Шаховского. Всего на флеши было направлено 26 тыс. человек при 400 орудиях. Но русская артиллерия и в этот раз оказалась на высоте. Построенные в пять линий батальонных колонн, войска Даву и Нея не смогли преодолеть губительного действия картечи и остановились у флешей. «Действие наших батарей, – указывает Левенштерн, – было ужасно. Колонны приметно уменьшились, несмотря на подкрепления, одно за другим следующие, и чем более неприятель стремился, тем более увеличивалось число жертв». Контрудар 2‑й гренадерской и 27‑й пехотной дивизий во фланг Нею заставил французов отхлынуть назад. Был сорван и обходный маневр Жюно. 4‑я пехотная дивизия II корпуса Багговута ударила во фланг его войскам. Атака трех кирасирских полков корпуса Голицына завершила этот удар. Французы были отброшены к Утицкому лесу. Кутузов вынуждал Наполеона терять свои лучшие силы в лобовых атаках флешей.

Очередная, седьмая, атака, проведенная силами тех же семи дивизий в 11 часов 30 минут, снова не увенчалась успехом. Даву и Ней были отбиты огнем артиллерии и контратакой 2‑й гренадерской дивизии, ударившей Нею во фланг. Жюно был атакован 17‑й дивизиями II пехотного корпуса и 3‑й дивизией III пехотного корпуса и отброшен в исходное положение.

В это время Наполеон, сосредоточив на фронте в 1,5 км 400 орудий и 45 тыс. штыков и сабель, решил мощным ударом прорвать наконец фронт армии Багратиона и овладеть флешами. Багратион мог противопоставить Наполеону только 15–18 тыс. солдат и 300 орудий. Предвидя, что Наполеон и дальше будет вести удары по левому флангу и центру, Кутузов приказал Милорадовичу передвинуть туда II кавалерийский и IV пехотный корпуса. Для этого нужно было около одного часа.

В это время началась последняя, восьмая, атака флешей. Поддержанные огнем 400 орудий, пошли в атаку части Нея, Жюно и Даву. Несмотря на громадные потери от огня русских орудий, колонны французов сбили русских с занимаемых позиций. Багратион двинул все свои силы в контратаку. Началась яростная рукопашная схватка. Багратион и начальник его штаба Э. Ф. Сен‑При были тяжело ранены. В войсках наступило замешательство. «Сей нещастный случай весьма расстроил удачное действие левого нашего крыла, доселе имевшего поверхность над неприятелем», – писал Кутузов в донесении Александру I о Бородинском сражении. Временное командование всем левым крылом принял на себя Коновницын. Он остановил начавшую отступать пехоту и, собрав артиллерию, огнем задержал наступление французов у Семеновского оврага. Остававшихся в его распоряжении сил – 8–10 тыс. человек – было слишком недостаточно, чтобы контратаковать французов на флешах. Коновницын отвел войска левого фланга за Семеновский овраг и здесь построил их для обороны.

К концу дня русские прочно занимали позицию от Горок до Старой Смоленской дороги, отойдя в общем на 1–1,5 км от главной позиции. После 16 часов и до позднего вечера продолжались стычки и шла артиллерийская канонада. К концу дня французы отступили.

Война вступила в новую фазу. С этого дня старый («ты сер, а я, приятель — сед») загонщик начал свою королевскую охоту, охоту на Бонапарта. 

>> Читать полностью на Ru-history.livejournal.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.




Свежие новости



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: