Домой Колумнисты Про Рю. Жизнь Гля

Про Рю. Жизнь Гля [рассказ Рауля Магомедова, судебная фантастика]

Автор иллюстрации Анастасия Зензура

Судебная фантастика. Кажется, адвокат, колумнист White News Рауль Магомедов открыл новый жанр. Ниже его рассказ о том, как выглядит правосудие на планете Елзям. Как прочитаете, подумайте: никакую другую планету не напоминает? И да, как принято писать в таких случаях: читать до конца. Итак, часть третья.

Часть первая

Часть вторая 

Пока медленно, но надежно, как сама Вселенная, крутятся жернова правосудия на планете Елзям, пока синие от недосыпа работники аппарата Канцелярии Верховного Арбитра над Великими Арбитрами проверяют каждую букву кляузы (с дополнениями и пояснениями) бывшего главного, а ныне младшего обвинителя Гля, я приглашаю читателя отправиться в прошлое, чтобы посмотреть, как Гля стал тем, кем стал.

Детство, отрочество и юность Гля неинтересны с точки зрения его становления как обвинителя или, как он любит называть себя сам, обличителя. Как и все хэчата, он был мал, слаб, глуп и прожорлив. Затем была школа, поступление в Университет Призвания, где ему через два года был присвоен статус «патологический обвинитель»*. 

С этого момента Гля был переведен на факультет законоведения, где постигал хитрые науки крючкотворства, кляузничества и прочие важные и нужные для профессии обвинителя дисциплины. И тут в Гля начались такие изменения, что даже родной отец с тревогой посматривал на эволюции сына: тот стал скрытным, угрюмым, подозрительным и смотрел так, будто хотел спросить: «А где ты был в ночь на 28-е?». Друзей у Гля не было с отрочества, явные враги один за другим исчезли (говорят, за каждым из них приходили из Имперского дома пыток).

Шли годы, Гля рос профессионально и личностно. Обучение не прошло даром: к концу учебы он стал отличником факультета и после блестящей защиты выпускной диссертации на тему «Пытки как средство гуманизации уголовного процесса» получил назначение главным обвинителем в суд, возглавляемый его же отцом (об этом никто не знал, кроме них двоих. За это оба и ненавидели друг друга, но выдать тайну не могли: согласно Планетарному Закону Елзяма «О чистоте», незаконнорожденный хэк и его биологический отец должны быть мучительно умерщвлены. Про мать в законе почему-то ни слова).

В качестве обвинителя Гля работал так усердно, а суд так часто выносил приговоры о казни или вечном служении на благо Планеты (каторга), что все население Елзяма вскоре привыкло: обвинен значит погиб. 

Защитники, которые раньше на равных бились с обвинителем в суде, спасая хэков от несправедливого уголовного преследования, были поставлены в положение бесправных наблюдателей с обязанностью поставить подпись под чистосердечным признанием обвиняемого, свидетельствуя, что предварительные пытки были применены в полном соответствии с Планетарным Законом «О неукоснительном соблюдении прав обвиняемых при неизбежном применении предварительных пыток в качестве средства установления объективной истины» (впрочем, о защитниках и их роли в деле Рю будет рассказано в свое время).

И вся эта идиллия (в представлении Гля) продолжалась ровно до того момента, когда лиловый с похмелья обвиняемый Рю, подвешенный по всем канонам обвинительной науки и грозно спрошенный о виновности хорошо поставленным и отработанным до мелочей, леденящим оба сердца голосом, вдруг сдуру заголосил о Суде Тринадцати. 

Сначала Гля испытал досаду, так как у него были приятные планы на ближайшие дни. Потом досада переросла в тревогу, потому что выяснилось, что к делу имеет отношение Хлю, к которой он часто заглядывал по известной надобности. Потом выяснилось, что закон запрещает пытки болью и членовредительством, если обвиняемый требует Суд Тринадцати (никогда такого не было в его практике, откуда ему было знать, весенний Хрок их подери!). Потом был вердикт Тринадцати. Гля был обескуражен, сбит с толку: «Как такое могло произойти? Невозможно! Позор!» Затем, когда надменный курьер Имперского обвинителя буквально плюнул ему в лицо приказом о разжаловании в младшие обвинители, злоба переполнила его, и он сделал то, что сделал: обжаловал вердикт Тринадцати, ссылаясь на нарушения, допущенные отцом, тем самым подписав приговор и ему. 

Крутятся маховики правосудия, крутится Елзям вокруг Целсона, тикают часики над головой Рю. А вот они затикали над головами Тэна и Гля… 

 

* Присвоение статуса в Университете Призвания определяет не только специализацию, но и будущую профессию. Сменить статус невозможно. Сменить профессию, полученную на основе статуса, почти невозможно, во всяком случае, на равноценную.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя