Домой Колумнисты Искусство умерщвлять? Искусство побеждать?

Искусство умерщвлять? Искусство побеждать?

 

Борис Пантелеев

«Проклятая немогузнайка! намека, загадка, лживка, лукавка, краснословка, краткомолвка, двуличка, вежливка, бестолковка. …За немогузнайку офицеру арест, а штаб-офицеру от старшего штаб-офицера арест квартирный»

А. В. Суворов, трактат «Наука побеждать»

Хочу рассказать о методах работы сотрудников УФСИН Мордовии, хотя эту картинку можно увидеть и в других регионах.

Ранее писал о неоказании (скорее всего – сознательном) медицинской помощи осужденному Илье Романову (по имеющейся информации, находится в коме, инсульт, разрешенные врачом лекарства не принимают, медицинский уход не оказывается).

Вчера дозвонился-таки по телефону, данному мне как телефон главврача больницы ФКУ ЛПУ-21. И было мне увы.

Номер телефона оказался отделом по режиму и безопасности. Это первая особенность нынешней российской тюремной системы – тебе дают контакты, не соответствующие запросам.

Вторая особенность: тот, кто снимает трубку, свою обязанность представиться звонящему исполняет так, будто готовится на конкурс «Мистер непонятка» – максимально гундосой и скомканной скороговоркой. Всегда приходится вежливо уточнять: «Простите, не расслышал, как ваши ФИО и кто вы по должности?»…

Не минула сия чаша меня и в этот раз. После того как набрал номер (8-834-57-5-90-25), трубку снял, как оказалось впоследствии, некто Рогожкин Александр Семенович – сотрудник отдела по режиму ЛПУ-21.

Искусство умерщвлять? Искусство побеждать?Мой вопрос (после того как я полностью представился) о том, почему лекарства для больного осужденного Ильи Романова не принимаются, данный офицер не счел нужным дослушать до конца и, перебив меня, заявил, что данный вопрос не находится в его компетенции. Я уточнил: лекарства от родственников врачи ЛПУ-21 не принимают, ссылаясь на запрет режимников. Также я просил сообщить мне телефон того, кто компетентен дать ответ по существу – телефон главного врача. На это милейший Александр Семенович ничего не ответил и предложил мне отправить письменный запрос в пресс-службу УФСИН России по р. Мордовии.

Пришлось этому не очень продвинутому неофиту в погонах разъяснять суть и смысл ст. 39 Федерального закона «О средствах массовой информации» («Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции.»). И разъяснить заодно, что отказывающий мне в предоставлении информации нарушает федеральное законодательство и фактически будет являться преступником.

Реакция на такие мои замечания была уже более «тонкой», был использован еще один прием системы – отфутболить и «уйти в глубокую тину». А именно: Александр Рогожкин пообещал найти телефон главврача, но попросил меня перезвонить минут через 10, при этом заверив, что через 10 минут он будет на рабочем месте и трубку снимет.

Но, наверное, словосочетание «честь офицера» для сотрудника Рогожкина существует раздельно. Раздельно честь, раздельно офицера.

И через 10 минут, и через час я слышал в трубке только длинные гудки. Наконец трубку соизволили поднять и… все началось сначала. Вначале гундосо-непонятная скороговорка, потом представление по полной форме – сотрудник режима ЛПУ-21 Андрей Юрьевич Девитайкин. Вновь пошли глупые уверения, что информация о телефоне главврача ЛИУ якобы является секретной, потом гражданин Девитайкин попытался спрятаться за завесой своей некомпетентности, потом он предпринял последнюю попытку уйти от исполнения своих функциональных обязанностей – «направляйте письменный запрос в пресс-службу УФСИН Мордовии». Когда и Андрею Девитайкину был прочитан краткий ликбез по 39 статье закона о СМИ, данный товарищ в погонах просто и незатейливо бросил трубку.

Единственный, кто почти сразу представился – главная медсестра больницы Людмила Егоровна Анчина (8-834-57-5-90-22). Но и она почему-то оказалась некомпетентна по вопросу оказания/неоказания медицинской помощи осужденному Илье Романову, пояснив, что в сферу ее деятельности входит только работа с документацией. Хотя в инструкции «Функциональные обязанности главной медицинской сестры» в пункте 13 среди прочих обязанностей значится: «Ежедневно проводит обход больницы, контролируя соблюдение санитарно-противоэпидемического режима, соблюдение трудовой дисциплины средним медицинским персоналом…». А пункт 3 этой же Инструкции так вообще гласит об обязанности главной медсестры осуществлять «…систематический контроль за своевременным и качественным выполнением медицинскими сестрами лечебных и диагностических назначений врача.».

Вот непонятно: гражданка Анчина, она контролирует соблюдение средним медперсоналом ЛПУ-21 своих обязанностей? В частности: контролирует ли гражданка Анчина надлежащий уход своими подчиненными за больным осужденным Ильей Романовым?

Что ж, судя по всему, искусство побеждать обращающихся заявителей сотрудники ЛПУ-21 освоили вполне неплохо.

Закон «О прокуратуре РФ» (ч. 2 ст. 21) гласит, что для прокурора основанием к проверке исполнения законов может быть любая информация СМИ о фактах нарушения закона, требующая принятия мер прокурором. Будем надеяться, что данная публикация станет предметом тщательного и оперативного изучения деятельности сотрудников ЛПУ-21. А жизнь осужденного Ильи Романова будет спасена.

Между тем, вопрос остается открытым – в ЛПУ-21 осужденных больных лечат или сознательно и планомерно умерщвляют?!.

Все изложенное является оценочным суждением автора

 

10 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя