Домой Колумнисты Осознанный протест лучше импульсивного

Осознанный протест лучше импульсивного

Осознанный протест лучше импульсивногоВот вновь мы узнали о массовой голодовке осужденных. На этот раз в ИК-7, что в Республике Мордовия (см. скан документа). Речь идет о плохом медицинском обслуживании, о требовании пресечь незаконные недопуски адвокатов, об улучшении качества пищи и прочем.

Правозащитник Сергей Марьин обратился за помощью в ОНК Мордовии, не особо надеясь на действенную помощь с их стороны (более подробно об уничтожении общественного контроля писал тут). И такой его подход мне понятен – пытаться раз разом находить общий язык не только на основании компромиссов, но и на основании законности.

Осознанный протест лучше импульсивногоОднако вновь, увы, вполне прогнозируемо дальнейшее развитие событий.

Местные надзиратели будут до последнего пытаться снивелировать ЧП местного значения, вынудить голодающих отказаться от голодовки, само собой, до последнего будут стараться данный отказ от приема пищи никак НЕ фиксировать. Кстати, по имеющейся информации, сегодня голодовку осужденные сняли. Остается надеяться, что цена компромисса была не слишком маленькой…

Что же это за форма протеста – отказ от приема пищи?

Массовая голодовка несколько отличается от одиночной тем, что может (МОЖЕТ, но не обязана) подвигнуть некое, очень условное, общественное мнение к мысли о том, что это не какой-то сумасшедший одиночка требует обратить внимание на его незаконное осуждение, но что-то серьезное, возможно, происходит в колонии.

Особенно это  стало актуально после событий в колонии Копейска. Когда в последние выходные ноября 2012-го заключенные исправительной колонии № 6, в городе Копейске Челябинской области, объявили голодовку и, забравшись на крышу барака,  вывесили плакаты с мольбами о помощи. Собравшихся у стен колонии родственников арестантов в ночь на 25 ноября разогнал ОМОН, но родственники, вернувшись к стенам пыточной колонии, продолжали стоять на морозе и в последующие дни, требуя гарантий безопасности заключенных.

"Копейский бунт"
Фото с сайта pravo-ural.ru

Примерно похожая ситуация сложилась в ИК-3 (г. Льгов Курской области) в 2005-м. Когда осужденные, в знак протеста против издевательств со стороны сотрудников администрации колонии (избиения, натравливания овчарок, поборы), массово отказались от приема пищи и вскрыли себе вены на предплечьях рук (около 800 осужденных, у не менее 300 человек правозащитники смогли получить подтверждающие объяснения). Скандал также был очень серьезным. На данную проблему даже обратил внимание российский омбудсмен Владимир Лукин. Начальника колонии (Юрия Бушина) сняли, но ситуация нормализовалась ненадолго, и через какое-то время Ю. Бушина вернули начальником в ту же колонию, откуда и снимали ранее (?!). А уже через семь лет все повторилось почти один в один. В апреле 2012 года  осужденные, доведенные до отчаяния, вновь объявили голодовку. Кроме того, насколько известно, в ШИЗО колонии ввели спецназ и стали избивать содержащихся там 19 человек. По сообщению осужденных 

ночью оттуда раздавались крики, четверых осужденных вывезли из колонии

Реакция протестующих хоть и стремилась к законной, но все же была вполне себе импульсивной:

Мы не собираемся совершать никаких провокаций, а тем более бунтовать, мы против насилия. Своими действиями мы хотим привлечь внимание к нашему положению, мы опасаемся за свою жизнь

На следующий день на утренней проверке руководители областного УФСИН пригрозили участникам голодовки принудительным кормлением с участием спецназа и ОМОНа. Некоторые осужденные, в свою очередь, заявили, что в знак протеста зашьют себе рты.

Таких случаев правозащитники, мониторящие соблюдение прав человека в местах заключения, знают немало. Когда осужденные добиваются такими протестами, хоть и ненадолго, избавления от пыток и издевательств. 

Однаковозвращаясь к отличию одиночной голодовки от массовой. У гражданина начальника всегда есть на про запас удобно-циничная «отбазарочка», мол, криминалитет пытается «раскачать режим», мол, отрицательно настроенная часть осужденных пытается таким образом добиться поблажек по режиму содержания. Не буду о странностях такой логики – далеко не каждый может разобраться в хитросплетениях тюремной жизни и критически осмыслить все, что исходит от начальника. Одно ясно и понятно со всей непреложностью – Система и не думает сдаваться и воспринимать такого рода протесты как нечто серьезное.

Какой изо всего этого вывод? То, о чем неоднократно говорил и говорю заключенным:

 Все эти ваши голодовки абсолютно для системы не опасны. Система научилась с этими голодовками бороться. Единственное, чего система опасается до сих пор, а порой панически боится – это грамотно составленная жалоба, длящаяся во времени

Ибо мало грамотно, квалифицированно, жалобу написать. Мало добиться того, чтобы  жалоба эта была отправлена по назначению (есть информация о том, что из женской колонии № 2, как и из других колоний УФСИН Республики Мордовия, многие жалобы на администрацию не уходят), но неплохо бы быть готовым к тому, чтобы поступившую на жалобу ответ-отписку заявитель был готов обжаловать. Желательно обжаловать в суде. Да не просто обжаловать, а быть готовым к тому, чтобы и незаконное (по мнению истца) решение суда обжаловать в вышестоящей инстанции, вплоть до Страсбурга.  Это сложно, это очень некомфортно, это вполне себе тягомотно, но этот путь наиболее эффективен.

А теперь представляем: вместо голодовки сорока человек администрация получает геморрой куда как бОльший – сорок исковых заявлений в суд. И с требованиями, изложенными не в виде сумбурных «прекратите избивать» или «хлеба, курева, работы», но в виде четко отточенных, юридических формулировок. При этом такие действия арестантов совершенно и категорически законны.

В этом случае пульсация вен арестантов превратится в пульсацию их мыслей, а вот с этим у гражданина начальника ба-а-ааааальшие проблемы…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя