Домой Колумнисты О вреде необдуманных поручительств

О вреде необдуманных поручительств

Борис ПантелеевСергей Гаврилов, проходящий по делу об экстремистской группе «Новое величие», сбежал из-под домашнего ареста, сняв электронный браслет. 

Если по факту: 7 октября из России уехал находившийся под подпиской о невыезде фигурант «дела 27 июля» Айдар Губайдулин. 

Недалекие люди могут рукоплескать «героям, сбежавшим от путинского правосудия». Более-менее юридически грамотные и разбирающиеся в российских реалиях комментаторы задумаются, как подобные побеги могут отразиться на других подсудимых по указанным резонансным делам, а также на подсудимых по последующим сходным делам. 

А такой вот «побег из Шоушенка» скажется, скорее всего, наверняка.

Насколько известно, у г-на Губайдулина среди нескольких десятков потенциальных поручителей (людей, направивших в суд свои поручительства, в том числе связи с этим, думаю, суд отпустил подсудимого под подписку) были весьма известные люди. Наверное, к сожалению, в России пока не принято наказывать поручителей «рублем», если подопечный повел себя вне рамок закона. В связи с чем направление в суд поручительств обесценивается категорически и превращается в некий забавный флешмоб. 

Но если каждый поручитель за любого сбежавшего подопечного должен будет заплатить в казну тысяч 100-200-300, думаю, число потенциальных желающих сильно уменьшится. Позиция людей станет более взвешенной перед тем, как подписывать казалось бы «невинные и правильные» бумажки. 

Предположу: такое отношение самого Гаврилова к институту поручительства почти наверняка утяжелит теперь участь тех, кто пойдет в суд с аналогичными намерениями. Скорее всего, они уже будут резко обесценены. Любой судья имеет право подумать что-то похожее: «Так, за него поручились такие-то и такие-то. Но в ситуации с Гавриловым не сработало. А дай-ка я, на всякий случай, заарестую обвиняемого»…

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Я конечно не юрист, но насколько мне представляется подобное решение на законодательном уровне, это палка о двух концах…. Предположим преступник, подподающий под следствие и задержанию, имеет «покровителей» заинтересованых в его освобождение до суда….. А если это правозащитник, не имеющий «покровителей»? И вообще это намёк на залоговую практику судейства..

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя