Домой Колумнисты «Кто защитит адвоката?– 3» или «Ознакомься с делом, если сможешь»

«Кто защитит адвоката?– 3» или «Ознакомься с делом, если сможешь»

«Кто защитит адвоката?– 3» или «Ознакомься с делом, если сможешь»Начало в предыдущих публикациях:

У наших российских следователей давно появилась игра с обвиняемым и его защитником «Начни ознакомление обвиняемого с уголовным делом без уголовного дела».

Игра начинается с предъявления в следственном изоляторе протокола уведомления об окончании следственных действий защитнику и обвиняемому. Адвокат и Подзащитный его подписывают – и они в игре.

После этого первый ход следователя.

Он объявляет, что начинается ознакомление с уголовным делом. Сегодня – первый том. Вы спрашиваете, сколько томов в деле и когда он принесет следующие. Но в этом-то и суть игры. Следователь вам не отвечает. Вы сейчас должны ознакомиться только с тем, что вам дают. И не капризничать.

По уголовному делу в отношении адвоката Косарева Максима я как его защитник в полной мере прошла эту игру до конца вместе со следователем СУ по ЮАО ГСУ СК РФ по г. Москве Павлом Андреевичем Г.

Но пока непонятно, кто выиграл… Последний ход сегодня. Как всегда судьей выступает… Судья.

Итак, правила игры расписаны в норме статьи 217 УПК РФ:

«Следователь предъявляет подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, дает обвиняемому и защитнику в процессе ознакомления с материалами уголовного дела, состоящего из нескольких томов, повторно обращаться к любому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом объеме».

А часть 3 ст. 217 УПК РФ запрещает ограничивать обвиняемого и его защитника во времени, необходимом им для ознакомления. Если они явно затягивают время, то на основании судебного решения устанавливается определенный срок для ознакомления.

Процесс ознакомления с материалами уголовного дела у Косарева Максима Александровича начинался несколько раз – игра затянулась.

Летом 2017 года, когда Косарев проходил обвиняемым в мошенничестве, следователь впервые предъявил 23 тома уголовного дела, затем ограничил во времени, обратившись в суд. Косарев не успел ознакомиться с делом полностью. Под конец следователь приобщил к делу целый том № 24 дополнительных материалов. Ни дня больше для ознакомления не предоставил. Дождавшись ходатайств, направил дело с обвинительным заключением в прокуратуру Южного административного округа г. Москвы.

Но прокурор дело вернул на доследование, посчитав права Косарева на защиту нарушенными.

6 декабря 2017 года следователь принес в СИЗО-6 уголовное дело, объявил об окончании следствия и начале ознакомления. Но уголовного дела не принес. А почему? Потому что оно не было готово.

Ознакомление надо было начинать, потому что заканчивался предельный срок содержания Косарева под стражей. По тяжким преступлениям он составляет 12 месяцев, как указано в ст. 109 УПК РФ. Для того чтобы его продлить, необходимо за 30 суток до окончания срока начать ознакомление с делом. А срок заканчивался 13 января 2018 года – сразу после новогодних праздников.

Дело не готово, но ознакомление «кровь из носа» надо начать и во что бы то ни стало продлить предельный срок стражи.

Уголовное дело было представлено в полном объеме только 20 декабря 2017 года. Мосгорсуд не продлил срок содержания под стражей Косареву Максиму свыше года и освободил его под залог.

Косарев ежедневного ходил к следователю и знакомился с делом как мог, поскольку у него были серьезные проблемы со зрением и он одновременно лечил заболевание глаз.

«Кто защитит адвоката?– 3» или «Ознакомься с делом, если сможешь»19 февраля 2018 года Косарев был задержан по новому преступлению – приготовлению к убийству потерпевшего по предыдущему делу. Чертановский суд избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу. И пошел новый срок по новому делу. Несмотря на требования закона, два уголовных дела не соединяли. Сроки продлевались для получения результатов фоноскопических экспертиз. Заключения были получены в октябре. Дело близилось к концу.

И следователь делает новый ход конем.

Под Новый год мне пришло уведомление, что 10 дней подряд я должна являться в ИВС ОВД «Зябликово» для производства следственных действий. На словах следователь сообщил, что будет начато ознакомление с делом. Это было непонятно, потому что информации о соединении уголовных дел не было.

21 декабря 2018 года я выехала в ИВС ОВД «Зябликово», куда этапировали Косарева. Вдруг – звонок. Второй адвокат Косарева сообщил, что следователь уговорил их с подзащитным подписать в протоколе, что они ознакомлены с первыми пятью листами 1 тома уголовного дела.

Первый мой вопрос – «Дело видели?». Нет, дела они не видели. Следователь пообещал его предоставить в полном объеме после выходных – в понедельник, 24 декабря. «Зачем подписали протокол и почему без меня?!». (Что я говорила дальше, опускаю).

Нетрудно догадаться, что после этого дела мы так и не увидели. Жалоб писалось ОЧЕНЬ МНОГО – во все уровни СК и прокуратуры. Весь оставшийся декабрь, январь и февраль.

Для выполнения ознакомления с материалами дела Чертановский суд продлил срок содержания до года, а Мосгорсуд – свыше года, до мая 2019-го. Что случилось с делом, мы узнали только на продлении срока содержания под стражей в Мосгорсуде. Оказалось, что предварительное следствие 10 января было возобновлено и продолжено. ГСУ СК РФ по г. Москве руководителю СУ по ЮАО даны указания соединить два уголовных дела.

После этого мы постоянно добивались соединения уголовных дел, писали везде жалобы, даже в суд обратились в порядке ст. 125 УПК РФ. Правда, суд жалобу вообще не принял, указав, что следователь – независимое должностное лицо и сам решает, что ему делать. Должностные лица СК и прокуратуры наши жалобы удовлетворяли, играли со следствием в одну игру и на одной стороне – давали указания соединить дела.

Но в реальной жизни, не в игре, дела не соединяли.

И тут вдруг новый ход следствия перед очередным майским продлением срока содержания под стражей. Я снова получаю «письмо счастья» – уведомление о необходимости являться в течение нескольких дней в СИЗО или в Следственный комитет для ознакомления с материалами дела.

Началось! Наконец дела соединили.

В один день – 26 апреля 2019 года – следователь нам сообщил, что уголовные дела соединены. Предъявил обвинение в окончательной редакции, уведомил нас об окончании следственных действий и о начале ознакомления с делом. Наученные горьким опытом, мы стали сразу требовать материалы в полном объеме, в подшитом и пронумерованном виде. Как предусмотрено законом.

Очень хотелось увидеть дело. Узнать, что же там такое, почему они боятся дать посмотреть. Нет, дело нам не показали. Давали только первые тома по мошенничеству для затравки. Как всегда. Мы уже их наизусть выучили. Но тома по приготовлению к убийству не показали ни одного ни разу.

В протоколе ознакомления мы написали ходатайство о предоставлении нам материалов уголовного дела в полном объеме. После наших записей следователь внес свои – что мы отказались от ознакомления. От ознакомления мы не отказывались, мы просили предоставить нам уголовное дело. Но следователь не мог этого сделать. Оно у него не было готово.

Впереди – выход в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей до 29 месяцев, надо обязательно начать ознакомление – «кровь из носа».

И он его «начал».

Куда только мы не писали. Ничего не помогло. И Следственный комитет, и прокуратура, а потом и суд расценили наши действия как отказ от ознакомления. Следователь удовлетворял ходатайства о предоставлении дела в полном объеме в подшитом и пронумерованном виде. Но дела не предъявлял. В конце неоднократных постановлений о предоставлении дела в полном объеме нам уже виделись рожицы, а в ушах слышался гомерический хохот следователя. Как в детских ужастиках. «Нате вам дело, я разрешаю. Глаза открываем – дела нет. Жутко становится…»

При продлении срока содержания под стражей до 29 месяцев «для ознакомления с материалами дела» суд расценил наши действия как отказ от ознакомления с делом. Но подшить к материалу наши жалобы о том, что дела мы не видели, суд конечно же не захотел. Не принял, отказал. Верит он следователю. И все. Мы продолжили жаловаться. Обратились даже к депутату Государственной Думы РФ, который нас поддержал и направил депутатское обращение.

Но и Следственный комитет, и прокуратура слали лишь отписки. После продления срока судом следователь перестал приходить и предъявлять дело. Все. Этот процесс стал ему временно неинтересным.

Игра встала на паузу. Следствие замедленно снова бросает фишку…

И фишка упала. Следующий ход следствия – 4 июня 2019 года.

Нам снова предъявили обвинение в окончательной редакции. Кое-что изменив в тексте. Следователь начал новый протокол ознакомления – показав том № 1. Дежа вю, ей-богу!

Снова-здорово. Просим представить нам уголовное дело в полном объеме в подшитом и пронумерованном виде. А следователь после нашей записи указывает, что мы отказываемся от ознакомления. Опять по кругу жалобы во все инстанции с призывами помочь – дайте уголовное дело, мы не отказываемся знакомиться, нам просто не дают это делать.

Уголовное дело нам показали в полном объеме лишь 24 июня 2019 года, а 19 июля Мосгорсуд продлил срок содержания под стражей Косарева Максима Александровича до 32 месяцев, то есть до 22 октября 2019 года.

Ребята! Это уже более двух с половиной лет! Ну сколько можно играть?!

Суд по ходатайству следователя ограничил ознакомление – до 23 августа, хотя Косарев просил дать дополнительно время до сентября, поскольку из-за слабого зрения не успевает все прочитать.

22 августа следователь снова удивил – показал дополнительные материалы тома № 40: с 268 по 472 лист дела. Ознакомиться с ними до 23 августа я не успела.

23 августа в 16:45 следователь закончил ознакомление. Косарев ознакомиться полностью не успел. Осталось 4 тома. Попросил в протоколе дать еще три дня. Следователь отказал.

В протоколе и Косарев, и защитники заявили, что в связи с большим объемом уголовного дела необходимо его изучить и подготовить ходатайства до 6 сентября. Следователь отказал.

И, наконец, последнее правило игры. 

В части 4 ст. 217 УПК РФ закон для всех гласит: по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у обвиняемого и его защитника выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты.

Наш следователь, как всегда, снова нарушил правила. Нравится ему это. И знает уже, что ничего ему за это не будет. Ведь до сих пор все вышестоящие его поддерживали, были на его стороне игры. Не дождавшись ходатайств в порядке ст. 217 УПК РФ, а также списка свидетелей защиты, следователь направил уголовное дело в прокуратуру. При этом самостоятельно указав наших свидетелей защиты в обвинительном заключении. Молодец. Проявил инициативу – сам придумал, кто будет нашими свидетелями защиты. Наше мнение ему совершенно не нужно. Он и сам с усам.

На нашу жалобу прокуратура ЮАО ответила, что все свои ходатайства, в том числе о вызове в суд свидетелей защиты, мы можем заявить в суде. 

Финита ля комедия.

Игра в «217-ую» закончена.

Сегодня – 8 октября в 15 часов – судебное заседание в Люблинском районном суде г. Москвы.

Ходатайство о нарушении прав адвоката Косарева Максима Александровича при выполнении «игры в 217-ую со следствием» и необходимости возвращения дела прокурору готово.

Узнаем, кто выиграл.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя