Домой Новости ОНК бьет тревогу: слабовидящие арестанты не могут пользоваться очками

ОНК бьет тревогу: слабовидящие арестанты не могут пользоваться очками

Фото с сайта volzsky.topkvestov.ru

Заключенные в столичных СИЗО не могут вовремя получить «правильные» очки. Из-за этого многие фактически теряют зрение. Общественная наблюдательная комиссия обеспокоена этой проблемой и взялась за ее разрешение.

Как заявил White News ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников, содержащиеся под стражей не могут пользоваться очками, которые им необходимы по состоянию здоровья. Отсутствие очков нарушает право на защиту, так как человек не может делать записи и знакомиться с материалами уголовного дела.

— Проблема в том, что большинство людей с низким зрением не могут взять с собой в изолятор очки, которыми они пользовались на свободе, поскольку по правилам оправа и футляр должны быть пластмассовыми и без металлических деталей, – пояснил Мельников.

В настоящее время арестанты могут получить «правильные» очки только при передаче от родственников. Однако не все заключенные поддерживают отношения с родней, некоторые прибыли из других регионов. У них нет возможности приобрести очки. Люди часто поднимали этот вопрос при общении с членами ОНК. 

— Поэтому мы предлагаем ввести очки в перечень товаров интернет-магазина, поставляемых ФГУП «Калужский», чтобы заключенные СИЗО Москвы могли их приобрести, а если у человека нет средств – предоставить ему очки за счет бюджета, – отметил правозащитник. 

Член Совет по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, первый заместитель председателя в Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачёва уверена, что заключенные должны иметь беспроблемный доступ к «правильным очкам». 

— С очками в СИЗО довольно сложная ситуация. Многие люди теряют зрение в изоляторах. Есть те, у кого незначительные нарушения зрения, а в условиях несвободы в плохо освещенных камерах зрение снижается стремительно. Нужно, чтобы быстро пришел врач. Но не в каждом СИЗО предусмотрена ставка окулиста. И зачастую приходится приглашать гражданского врача, а это только по соглашению с Департаментом здравоохранения Москвы. 

Тем не менее окулист может прийти нескоро. Ожидать можно до полугода. Врач выпишет очки, и нужно понимать, кто эти очки будет покупать. Действительно, часто бывает, что человек сидит в столичном СИЗО, а все родственники у него где-нибудь в Кемерово. Они оттуда эти очки прислать не могут. На самом деле нет никакой сложности, если бы они продавались в интернет-магазине. А если у человека нет денег, то ему должны их купить за счет бюджета ФСИН. Это был бы самый лучший вариант. Поскольку проблема серьезная, ее надо решить в ближайшее время, – заключила Ева Меркачёва. 

Адвокат Роман Майданчук заявил, что его подзащитный попал в СИЗО практически слепым и нуждался в специальных очках. Однако при аресте ему отказали в этом. На жалобы защитников пенитенциарное ведомство долго не реагировало. 

— В течение двух месяцев моему клиенту зачитывали документы вслух и после этого он их подписывал. Он нуждался в продолжении лечения, так как был высокий риск остаться вообще без зрения. В изоляторах не могут проводить сложные операции на глазах. Нам пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы добиться от медсанчасти СИЗО выдачи этих очков, что позволило стабилизировать состояние здоровья моего доверителя, – рассказал Майданчук.

Руководитель Петербургского отделения организации «Комитет за гражданские права», правозащитник Борис Пантелеев считает, что нужно менять правила ФСИН. 

— В общем и целом правильный подход – менять практику коротким путем. Но такой путь не очень надежен, на мой взгляд. По мнению моих коллег, ФСИН – структура закостеневшая и крайне неохотно меняющая свои привычки. Кроме того, колюще-режущие предметы запрещены в местах заключения по закону. Сотрудники СИЗО, как люди служивые, обязаны соблюдать законы. Значит, законы дурные и их нужно менять. 

Могу лишь добавить про отсутствие внутренней логики в нашем тюремном законодательстве. В том смысле, что чем ближе человек к реальному лишению свободы, тем больше у него прав. Например, в уголовно-исполнительном кодексе (УИК РФ) есть статья 8, в которой русским по белому написано: уголовно-исполнительное законодательство основывается на принципах гуманизма, демократизма, дифференциации наказания. 

Несмотря на то, что и в 103 ФЗ (закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых…») про этот самый гуманизм говорится, его в законе, определяющем порядок пребывания в местах предварительного заключения, куда как меньше. Например, в отношении тех, кто содержится в СИЗО, возможность пользоваться телевизорами прописана очень туманно («…камеры обеспечиваются телевизорами по возможности…»). В то время как УИК прописывает возможность осужденным или группам осужденных заказывать телевизоры через торговую сеть или получать их от родственников (ст. 94 УИК РФ). Другое дело, что и эта статья фактически мертворожденная.

Продолжая разговор об отсутствии внутренней логики в наших законах: вот, что говорится в статье 4 (Принципы содержания под стражей): «…Содержание под стражей … не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым…». Но как же это концептуальное утверждение соотносится в этом же законе с фактическим запретом носить очки, если они в металлической оправе?!.

Кстати, как сообщила пресс-служба УФСИН по Петербургу и Ленинградской области, в женской исправительной колонии № 2 в Саблино обладательницами новых очков стали более 20 женщин. Предварительно офтальмологи на современном оборудовании провели для заключенных профессиональную диагностику зрения. Вручение состоялось в торжественной обстановке в актовом зале колонии. Гостями мероприятия стали инициаторы благотворительной акции «Светлый взгляд» Ян Волков, представители сети салонов оптики и музыканты Сергей и Анна Мартынычевы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя