Домой Лонгрид Проблема тюремной медицины ФСИН России

Проблема тюремной медицины ФСИН России

тюремная медицина
Фото с сйта ilikenews.com.ua

Часть 1

Проблема тюремной медицины в России является одной из наиболее острых и болезненных. Большое количество жалоб от родственников осужденных и арестантов на условия содержания в местах лишения свободы (МЛС), на нарушение прав человека. Жалобы на несвоевременное получение лекарственных препаратов и оказание медицинской помощи в МЛС, в некоторых случаях приводящие к летальным исходам.

По данным ФСИН, за последние пять лет общая смертность в уголовно-исполнительной системе снизилась на 30%, а смертность от заболеваний – на 33%. По итогам 2018-го произошло снижение на 11,1% (с 3071 умершего в 2017-м до 2729 – в 2018-м), а смертность от заболеваний сократилась на 10% (до 2268 заключенных). При этом смертность от туберкулеза снизилась на 38,6% (43 человека), от ВИЧ-инфекций – на 24,2% (696 человек), от сердечно-сосудистых заболеваний – на 1,5% (673 человека), от онкологических заболеваний – на 5,9% (303 человека). За последние 10 лет количество больных туберкулезом, содержащихся в колониях и СИЗО, снизилось в 2,5 раза – в 2008-м их было более 42,000.

Родственники заключенных рассказали, как лечат их близких в ЛИУ (лечебно-исправительное учреждение).

Пообщавшись с родственниками, у которых близкие находятся в местах лишения свободы, я выяснила, с какими проблемами в сфере медицинского обслуживания они сталкиваются.

У Юлии супруг отбывает наказание в лечебно-исправительном учреждении Свердловской области. У него ВИЧ-инфекция 4В стадии, туберкулез лимфоузлов, туберкулез легких и гепатиты В, С. Она рассказывает, что в лечебном учреждении нет инфекциониста, хотя по документам он якобы есть, и в ГУФСИН Свердловской области ей говорят, что врач есть, но на деле все обстоит иначе. Родственники осужденных с воли, из частных клиник привозят врачей, которые платно осматривают больных.

Постановление Правительства РФ от 28 декабря 2012 г. № 1466

«Об утверждении Правил оказания лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы, медицинской помощи в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также приглашения для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций при невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы»

В соответствии с частью 3 статьи 26 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» Правительство Российской Федерации постановляет:

Утвердить прилагаемые Правила оказания лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы, медицинской помощи в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также приглашения для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций при невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

В последнее время, как сообщает Юлия, ее супруг не получает таблетки, а в учреждении ей говорят: «Не было поставки и лечить нечем, подождите». Лекарства, которые приносят родственники, не принимают, аргументируя это тем, что врач должен прописать лечение, а в суде врачи заявляют, что все прописано и таблетки есть. «Я писала 4 жалобы на проверку, все подтвердилось, лекарств нет», – рассказывает Юлия. О том, что прокуратура г. Нижнего Тагила все эти вопросы игнорирует, говорит множество родственников осужденных. Лекарств, как и ответов на жалобы из прокуратуры по надзору, нет месяцами. Муж Юлии написал в декабре 2018-го заявление на получение группы по инвалидности. Женщина рассказывает, что в феврале 2019-го была официальная внутренняя врачебная комиссия, на которой ее мужа якобы поставили на очередь. Но в итоге ни в одних списках его не было. Супруг Юлии был доставлен в учреждение с туберкулезом правой верхней доли легкого, а сейчас у него уже многоочаговый туберкулез обоих легких. По словам женщины, сотрудники учреждения просто убивают ее супруга.

Совместно с юристом Юлия подавала документы на актировку (освобождение от наказания в связи с болезнью) по Постановлению Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью». Но из-за того, что врачи направили в суд старые диагнозы мужа, которые были сделаны еще в марте 2018-го, суд г. Нижнего Тагила в июне 2019-го сделал выводы, что диагноз осужденного не подходит под 54 Постановление и, соответственно, он обязан находится в ЛИУ. Есть новые анализы, говорит Юлия, но в медицинскую карту осужденного по непонятной причине до сих пор они не вложены. Также супруга поясняет, в суде врач заявляла: «Так он же ходит, он же сам себя обслуживает». Именно из этих слов суд и делает выводы. Осужденные держатся, как могут, чтобы не слечь от бессилия, потому что никакой помощи они не получают. Единственный вариант, о котором говорит Юля, это ее письма и жалобы, направленные директору ФСИН России Г. А. Корниенко. «Только это и спасает, тогда хоть что-то двигается с места» – поясняет женщина. Но успеет ли Юля в следующий раз написать, не будет ли поздно …

У Светланы сын умер в лечебно-исправительном учреждении. Она рассказала, что Александр был в тяжелейшем состоянии и помощь ему не оказывалась в течении 12 лет, пока он находился в МЛС. В 2017-м из колонии в Свердловской области Александра этапировали в ЛИУ той же области. В лечебное учреждение его увезли после того, как он начал падать в обморок в колонии.

«Там его заставляли работать, хотя он уже был болен ВИЧ и туберкулезом, находился в тяжелом состоянии», – поясняет Светлана. Александр звонил и рассказывал матери, что его не лечат, дают лекарства, не говоря от чего, и они совсем ему не помогают. «Медицина тюремная не дает лечения ВИЧ-больным, потому что это очень затратно», – говорит Светлана и плачет. Адвокат обращался в суд с просьбой об актировке Александра по Постановлению Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. № 54 («О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью»), но за 5 заседаний суд так и не удовлетворил ходатайство. Со слов Светланы, сын рассказывал, что его избивают, и еще говорил про укол, который ему сделали, после чего самочувствие ухудшилось. Практически через месяц после этого укола в 2018-м он умер. Светлана пытается добиться справедливости, пишет письма президенту РФ и председателю Следственного комитета России Бастрыкину А. И. Но сына ей уже никто не вернет.

По данным юристов, осужденных, не получающих должного лечения в МЛС, достаточно много. Вот некоторые из них:

Артём, 31 год

Со слов осужденного Артема, на сегодняшний день из 5 прописанных лечащим врачом противотуберкулезных препаратов он получает только 2 лекарства – пиразинамид и тубазид, остальные в больнице отсутствуют, а те, которые имеются, не подходят ему из-за широкой лекарственной устойчивости организма к 7 препаратам. Артём обратился на личный прием к лечащему врачу с целью ознакомления его с установленными диагнозами и по вопросу снятия его с группы инвалидности в декабре 2018-га. Со слов лечащего врача Натальи Юрьевны, по последней флюорографии у Артема имеется отрицательная динамика, в связи с чем ему прописаны уколы, которые он не получает по причине того, что лечащий врач находится в отпуске. Также лечащий врач не переводит осужденного в стационарное отделение больницы, на основании чего Артёмом была утеряна группа инвалидности. Ранее, в декабре 2016-го, Артёму была присвоена 3 группа инвалидности. В декабре 2017-го он прошел переосвидетельствование, и снова ему был присвоен статус инвалида. В декабре 2018-го группу инвалидности Артему не дали, со слов комиссии МСЭ (медико-социальная экспертиза), ему пояснили, что он находится на амбулаторном лечении, а не на стационарном, значит здоров. Также он получил реабилитацию инвалида и она ему больше не требуется, в связи с чем группу ему дать не могут.

Александр Александрович, ВИЧ-инфекция В стадия, ни разу за все время пребывания в колонии не был осмотрен инфекционистом, не предоставляют на статус инвалида и актировку, требуется консультация уролога, терапевта и фтизиатра, дерматолога и венеролога.

Михаил, 34 года. ВИЧ-инфекция, туберкулез, распад обоих легких, не предоставляют на актировку и инвалидность, нет лечения и инфекциониста.

Продолжение следует…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя