Домой Лонгрид От коренного москвича до бомжа – три квартиры

От коренного москвича до бомжа – три квартиры

Женщина
Фото с сайта smolensk-i.ru

Это история 77-летней женщины, которая борется за жилье с 2002 года, после развода с мужем. Людмила Федоровна прожила в браке 37 лет, они с супругом воспитали двоих детей и жили – не тужили. Казалось бы, что уже может случиться под старость, но на долю нашей героини выпала тяжелая участь. Более 10 лет она обивает пороги судов столицы и ищет правосудия.

Развод. Выселение 1

Людмила Федоровна рассказывает, что у ее мужа завязались отношения с молодой женщиной, поэтому он предложил расстаться. О своих детях и обо всем, что было нажито, как будто забыл. В 2002-м супруги развелись. Сразу после этого мужчина вступил в брак с новоиспеченной невестой. Из квартиры Людмилу Федоровну выселили. Как она объясняет, решение по этому вопросу выносилось по новому жилищному кодексу, принятому в 2005-м, а не по старому. Именно поэтому женщина осталась без жилья.

«Так получается, что вот этот новый жилищный кодекс не учитывает тех, кто выходил замуж или женился при Советском Союзе, поэтому меня выселили».

В декабре 2010-го после всех судебных разбирательств женщина была официально выселена из квартиры на улице Парковой, где проживала с бывшим мужем. Заниматься юридическими вопросами мужчине помогал юрист, некий Амелин Алексей Васильевич. Одним из главных его козырей было то, что оплата услуг производилась после положительного решения поставленной задачи. Именно так говорилось в ООО «Консультации юристов».

Адвокаты по назначению и соглашению. Защита с необратимыми последствиями

После развода Людмила Федоровна переехала в квартиру к дочери и там прописалась. Эту небольшую двухкомнатную квартиру на Рублевском шоссе приобрели родители героини еще в 1985-м. Тогда ее семья пыталась встать в очередь, но их не поставили. От предприятия, где на тот момент работала сама Людмила Федоровна, давали квартиры на приобретение за наличный расчет. Можно было вступить в жилищный кооператив.

«Я тогда пришла и сказала дома, что есть такая возможность. Мои родители сначала не захотели так делать, но потом согласились. Они предложили купить эту квартиру в Крылатском, а потом оставить ее в наследство нашей с мужем дочери. Так и решили».

Родители после покупки переехали в квартиру, там жили и платили за нее. Но первоначально оформить жилье на них было нельзя, так как давали его от предприятия, где работала Людмила Федоровна, поэтому недвижимость на нее и оформили.

Юрист бывшего мужа женщины об этом узнал и понял, что если квартира оформлена на нее и кооперативная, а на тот момент она состояла в браке с мужем, значит, и ему положена половина этой площади.

Именно в эту квартиру в Крылатском впоследствии и подселили… самого юриста – Амелина Алексея Васильевича.

Обман. Выселение 2

Амелин оказался очень хитрым, говорит Людмила Федоровна, потому как в суд он обращался от имени ее бывшего мужа, подделывая подписи на документах якобы по доверенности на ведение дел. Бумаги юрист подавал, чтобы разделить квартиру дочери Людмилы пополам. Как выяснилось позже, доверенность была просрочена и все исковые заявления и судебные документы были подписаны неизвестно кем. В то время отец семейства и бывший муж Людмилы был парализован и не мог знать, что юрист судится с его дочерью.

«Мы потом проверили все документы. Я делала почерковедческую экспертизу и пыталась доказать в суде, что это подписи не моего мужа. А мне сказали, мол, не вашего мужа, вот пусть он сам придет в суд и докажет, что это не его».

От коренного москвича до бомжа – три квартиры

В итоге юрист добился в суде, чтобы квартиру дочери героини разделили пополам. Ее забрали, хотя, со слов Людмилы Федоровны, первая судья отказывала в том, чтобы делить квартиру пополам между мужем и дочкой. Вторая судья тоже вынесла решение о том, что недвижимость принадлежит женщине и дочери. А решение третьей судьи оказалось другим. Доказательства о покупке квартиры родителями героини были предоставлены, но на тот момент Людмила Федоровна состояла в браке, поэтому квартира должна быть разделена пополам. У дочери квартиру в Крылатском забрали и разделили между Людмилой и ее бывшим мужем.

От коренного москвича до бомжа – три квартиры

«Дело в том, что юрист был очень хитренький, я думаю, что не меня одну он так потряс. Когда Амелин с мужем начинали работать, я понимала что у того было мало денег, и, зная, что он человек жадный, думаю они договорились, об оплате по конечному результату. За хороший результат юрист назвал немалую сумму, которой у мужа не было. И он с большим скрипом подписал договор дарения на половину квартиры. И все. Буквально через месяц его парализовало».

Один в поле — воин. Адвокат «человека в телевизоре» против системы

Вот и получилось, что одна квартира на улице Парковой целиком досталась новой жене бывшего супруга Людмилы Федоровны, а половина квартиры дочери в Крылатском – юристу Амелину Алексею Васильевичу. Женщина рассказывает, что сначала они его не пускали в квартиру, не давали ключи, а в суде пытались доказать, что это мошенничество со стороны юриста. Но ничего не получилось, и тогда семья обратилась к местному участковому. А тот ответил:

«У меня таких квартир здесь видимо-невидимо, такого мошенничества вы еще не видели. Продавайте, деньги делите пополам».

Адвокат Людмилы Федоровны посоветовал поступить так же.

«Договорились, что продаем эту квартиру и юрист дает нам полмиллиона. Отдали ему ключи, и он, не входя в квартиру, сказал: «Ваша квартира уже продана, хорошо, что согласились на продажу, если бы вы этого не сделали, то я поступил бы по-другому».

Людмиле Федоровне потом объяснили, как могло случиться и что имел в виду юрист Амелин. Свою долю он кому-то передарил бы, пришли крепкие ребята и начали бы делать ремонт. Ободрали обои, все сняли, вытащили ванну, всю сантехнику и пропали бы после этого. И все тут. Жить в этой квартире невозможно. 

Квартиру продали, разошлись, договорились больше не встречаться и друг друга не видеть. Но прошло полгода и женщину опять вызвали в суд. Оказалось, Амелин подал иск на 700,000 ₽ за неосновательное обогащение. Причиной послужил тот факт, что полтора года его не пускали в квартиру, тем самым якобы неосновательно обогатились. То есть могли сдавать. Это был единственный суд, выигранный героиней!

Завещание. Выселение 3

Родственники и дети Людмилы Федоровны помогли ей собрать необходимую денежную сумму, и в январе 2011-го она купила себе комнату в квартире по ул. Новокосинская. Самое интересное было впереди…

Екатерина Семина. Кто защитит адвоката?

«Я живу, радуюсь почти год, что, слава богу, теперь буду налаживать свою жизнь, все тихо, мирно и спокойно. И вдруг приходит письмо из Росреестра, что комната арестована Перовским городским судом (декабрь 2011-го). Я иду в суд, нахожу судью и спрашиваю, в чем дело, говорю, что я собственник комнаты, показываю свидетельство о праве собственности, выданное Росреестром, и договор купли-продажи».

От коренного москвича до бомжа – три квартиры

«Судья отвечает, что ничего не знает, что он так решил, собственниками там будут другие люди, вас выселят и деньги вам никто не вернет. Я в ужасе. Вы представляете, только что я, можно сказать, успокоилась и тут вот».

Измученная судами пожилая женщина по совету своего адвоката пошла к председателю Перовского суда – Сапрыкину Николаю Васильевичу. После того, что Людмила Федоровна ему рассказала, он позвонил судье Тюрину и попросил принести дело.

«Когда Николай Васильевич открыл первую страничку моего дела, он сказал: “Да тут мошенничество самое настоящее!”. Я сказала, что пойду жаловаться в Мосгорсуд. Он дал мне копии и сказал, что может так получиться, решение вступит уже в законную силу, у вас времени мало, поэтому вы никуда не ходите, а сейчас при мне садитесь и напишите бумагу о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Это я и сделала».

От коренного москвича до бомжа – три квартирыЛюдмила Федоровна рассказывает, что в 2009-м умер собственник этой комнаты, у него было двое детей и они являлись наследниками. На тот момент они стояли в очереди на улучшение жилищных условий и должны были получить из Фонда города Москвы бесплатно трехкомнатную квартиру, почти 80 квадратных метров. И если бы эта комната у них была, то их или сняли бы с учета, или подвинули, или дали меньшую жилплощадь. Поэтому дети отказались от наследства в пользу своего дяди. Сами они проживали с матерью – она работала дворником и ей дали служебную квартиру, которая должна была им перейти внаем от города.

Женщина надеялась, что суд во всем разберется. Но в решении суда было написано, что Павлова Людмила Федоровна – недобросовестный приобретатель, потому что не интересовалась квитанциями об оплате жилищно-коммунальных услуг с марта по сентябрь 2011-го, которые наследники предоставили суду. Получается, они оплачивали коммунальные услуги, якобы вступили в наследство и проживали в комнате.

Подавленная и измученная судебными разбирательствами женщина разыскала продавца комнаты дядю Сурена и расспросила его обо всем. Он ответил ей так:

«Ты понимаешь в чем дело, они уже отказались давным-давно от этой комнаты. Мой родной брат, их отец, обещал мне ее оставить, потому что я жил в ней с родителями. Они болели оба раком, я за ними ухаживал. Похоже, эти мальчишки пошли в суд и всех обманули».

По мнению Людмилы, мальчишки пытались взять деньги за комнату у дяди Сурена, и он отдал один миллион. Но им было мало, и они обратились в суд. Хотя женщина купила комнату за 2,300,000 ₽.

Дядя Сурен находится в розыске, поэтому вернуть деньги Людмиле за купленную ею комнату никто уже не может.

«У меня ничего нет. Я пока переезжала с места на место, из одного выписывалась в другое, третье, не успела даже зарегистрироваться в этой комнате – я бомж! И меня лишили всего. Хотя я родилась в Москве, прожила здесь 77 лет – у меня теперь нет ни городской надбавки к пенсии, никаких субсидий, а также у меня отобрали карту москвича».

На данный момент Людмила Федоровна живет в той самой комнате на ул. Новокосинской, ей уже на протяжении 7 лет суд продлевает проживание.

Женщине говорят, что виной всему нотариус, но она считает иначе. Когда Людмила к нему обратилась, он ей помогал, они вместе ходили на судебное заседание в Мосгорсуд, подавали апелляцию, в Верховный суд кассацию о незаконном выселении. Договор купли-продажи в итоге был признан недействительным. 

«Вот такие дела, я теперь никто и ничто. Пытаюсь сама встать на очередь, раз так получилось, что у меня нет никакого жилья. Я из Москвы, здесь родилась и никуда не уехала. А мне отвечают, что я живу в городе Москве и вообще в РФ на незаконных основаниях. Меня не нашли ни в одной базе, поэтому ни на какую очередь поставить меня не могут».

Мне удалось связаться с племянником дяди Сурена, одним из сыновей, якобы отказавшихся от наследства – Александром Эрнестовичем Мирдзояном. Молодой человек доброжелательно ответил на мои вопросы про Людмилу Федоровну:

«Она не на улице, она живет у нас в той комнате, мы ее не выгоняем».

На мой вопрос, отказывались ли они с братом от наследства, молодой человек ответил коротко: «Запросите бумаги в суде, все так, как там написано».

От коренного москвича до бомжа – три квартирыОт коренного москвича до бомжа – три квартиры

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя