Домой Колумнисты Как «преступный клан Михаила Хачатуряна» атакует защитников сестер Хачатурян

Как «преступный клан Михаила Хачатуряна» атакует защитников сестер Хачатурян

Как «преступный клан Михаила Хачатуряна» атакует защитников сестер Хачатурян

Вы там совсем о…ли, что ли!!! Идиоты!!! Вашу мать!!! Да как наглости, с…и, хватает!!!

Это была моя первая реакция, мысленная, конечно, после того как я прочитал «накат» защитников сестер Хачатурян.

Потом собрался, остыл и сел изложить позицию. Спасибо за этот «накат», без него я бы вряд ли сел разобраться – в первую очередь для себя – как я к этому всему отношусь. 

Итак…         

На сайте White News мы недавно опубликовали подборку фотографий из семейного альбома Хачатурян. Семья уже год не нуждается в представлении, но на всякий случай напомню: три сестры в июле 2018-го убили своего отца. Признались в этом, но, мол, не видели другого выхода: отец их избивал, насиловал, и происходило это годами.

Ужас-1. Тебя убили родные дочери. 

Ужас-2. Ты не знаешь, как поступить, а подсказать тебе некому, некому помочь. Ты решаешься на убийство. Отца. И тебе (каким бы решением ни завершился суд) с этим жить до конца дней.

Ужас-3. Ты – их мать. И ты не знаешь, как помочь. Хотя знаешь или догадываешься о том, как им чудовищно тяжело.

Ужас-4. В семье (с обеих сторон – как со стороны мужа, так и со стороны жены) явно что-то не так. Мягко говоря. Такое могло произойти только в очень нездоровой семье. (И не надо здесь вспоминать, что даже в нормальных семьях бывают дети наркоманы. Эта история – трагедия из ряда вон).

Ужас-5. Можно продолжать долго… Для каждого это трагедия и ужас. От друзей Михаила Хачатуряна до самих сестер.

И вот с этим осознанием, с этим отношением к «делу сестер Хачатурян» я просил у Геннадия Мусаеляна (это муж сестры Михаила, они оба сейчас проходят по делу как пострадавшие) фото из семейного альбома. Зачем? Почему? Мы как-то сидели в редакции, обсуждая планы, и вспомнили, что такого-то июля – ровно год с момента убийства. Как и в любой редакции, на какое-то время вперед составляется план публикаций. Коллега предложила: давайте опубликуем фото из семейного архива, счастливая семья до трагедии, никто тогда не знал, чем это может закончится… Это совпало с моим отношением к «делу сестер Хачатурян». И да, я поддержал идею! 

Михаил Хачатурян рядом с мужем своей сестры Геннадием Мусаеляном. Во время празднования дня рождения Ангелины, ей исполнился год. 2000
Михаил Хачатурян рядом с мужем своей сестры Геннадием Мусаеляном. Во время празднования дня рождения Ангелины, ей исполнился год. 2000

Фото опубликованы. И, конечно, мы, как и любая редакция, предлагаем свой контент группам, пабликам, аудитории которых это может быть интересно. 

От кого, но от группы поддержки сестер я такого не ждал.

«Преступный клан Михаила Хачатуряна снова атакует и снова топорно».

Я теперь в преступном клане, понятно? 

«В этой статье он публикует фотографии из архива Михаила Хачатуряна, нелепо пытаясь выставить его добрым, милым, любящим отцом. Что есть самая настоящая попытка манипуляции общественным мнением».

Вы серьезно? Вы сами читаете, что пишете?! Сначала «преступный клан» заказывает статью «на неком ноунейм-ресурсе», а потом это считается «манипуляцией общественным мнением»?.. Так это делается? Если я хочу манипулировать общественным мнением, я иду на ноунейм-ресурс? Логично.

«Выставить любящим отцом».

Видим, что хотим –  это так называется. Я вижу на фото жуткую, страшную трагедию. Вижу, что этой трагедии можно было избежать. Если бы всем вокруг было не наплевать, если бы… Впрочем, слишком много условий надо было бы соблюсти. 

А дальше переходят на личности (и мне искренне жаль, что ноунейм-защитники – пост опубликован от группы, а не от конкретного человека – этим занимаются). Обычно так делают, когда больше нет аргументов.      

«Уровень компетенции данного господина даже не на уровне нуля, а где-то пониже, видимо поэтому ему и приходится брать такие подработки. Что он, собственно, наглядно всем и продемонстрировал. Также хотели бы напомнить, что этот же некий Арасланов некоторое время назад уже выпустил откровенно заказную статью в интересах шайки Михаила Хачатуряна, в которой на анонимной основе один из родственников МХ (можете даже угадать какой) раскрыл детали уголовного дела, причем в крайне лживой форме. Но как мы знаем, кто платит, тот и заказывает музыку». 

Пожалуй, ни одного журналиста, который что-то делает, не минула эта участь – быть обвиненным в продажности. После того как я писал расследование по бизнесмену Ферояну (в Туле его сын избил инспектора ГИБДД, и его пытались «отмазать» всей семьей, в городе митинги даже начались, потом сынка посадили), на меня такой ушат вылили. И только лишь потому, что пришел к Ферояну на разговор (среди прочих героев этой истории – от жены инспектора до его начальника). Люди, видимо, считают, что просто надо надергать мнений из интернета, какой он урод, и их опубликовать.

Также и с Хачатурян. С точки зрения защитников сестер и админов группы «Сёстры Хачатурян | Группа поддержки» я должен был подхватить общее «отец – насильник», «сестрам – свободу», тогда был бы молодец.  

Но.

1. Там никого не было. Ни меня, ни админов-защитников.

2. Все, что мы знаем о деле, – по сути это результат адвокатских войн. Можно, основываясь на этом, принять чью-то сторону? Кому-то этого достаточно, мне – мало.       

3. И я уже говорил: для меня «дело сестер Хачатурян» – это в первую очередь большая трагедия. И очень жаль, что она не объединяет, а разъединяет – семью, сторонников, защитников, сочувствующих.

Кстати, по поводу «принять чью-то сторону». Видимо, это просто невыгодно – помнить о том, что я вел два радиоэфира с участием Аурелии Дундук. Что был вызван, вместе с главным редактором White News Екатериной Белых, на допрос в полицию, после того как журналист Дина Карпицкая написала заявление на племянника Михаила Хачатуряна Арсена. И после этого, и до общался и с Арсеном, и с Геннадиком Мусаеляном. Беседовал и с адвокатами двух сестер, и с защитником с другой стороны. Почему я должен кому-то отказывать в разговоре и не интересоваться их позицией? Они мне что-то задолжали, кто-то из них мне сильно навредил? С обеих сторон произошла трагедия. Которая, как мне казалось, могла бы объединить большую семью. Беда на всех одна, а радость у каждого своя. Но, видимо, трагедия может объединить только и без того крепкую семью.

Как «преступный клан Михаила Хачатуряна» атакует защитников сестер Хачатурян
Аурелия Дундук
Фото Иван МАКЕЕВ/КП

Посему все обвинения в принятии той или иной стороны и уж тем более в отработке их интересов за деньги – бред: «…данный господин видимо не знает, что журналист не имеет права принимать какую-либо сторону, иначе он перестанет быть журналистом».         

Еще и еще раз: за «делом сестер Хачатурян» стоит большая трагедия. Это свинство – вокруг нее устраивать пляски, стравливать людей, пытаться выдать свои личные интересы за интересы группы, угрожать, переходить на личности и пр. Также мне не нравятся некоторые методы «защиты» и с той, и с другой стороны: что со стороны сочувствующих сестрам попытки привлечь общественное внимание через звезд, что со стороны Михаила «вбросы» про анальную девственность, про найденные презервативы, непонятно кому принадлежавшие, про распутный образ жизни сестер. И то, и другое мерзко. Должен разбираться суд. Больше никто. И уж точно я не буду участвовать в этой вакханалии. Мне просто жаль и тех, и других – и Крестину, и Ангелину, и Марию, и Михаила. 

Что еще страшно: как люди легко включаются в эту «игру» в защитников – у всех разные причины (от личной неудовлетворенности до искренней веры в «дело»), но у всех одинаковая степень остервенения в этой самой «защите». В комментариях к посту-накату увидел только одно взвешенное мнение (пунктуация и орфография сохранены): «фотки ничего не значат ,это маска ,котрую мы все надеваем! фотки это вторая жизнь ,которую мы живем для общества и для других .Настоящую жизнь знают или знали только те ,кто жил в той злополучной квартре». И как легко переходят от защиты в нападение. Не на то силы тратите, ох, не на то.     

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя