Домой Видео Умереть от отека Квинке или выжить… Как в Soho Clinic чуть не...

Умереть от отека Квинке или выжить… Как в Soho Clinic чуть не убили пациентку [Видео]

Элина полгода лечилась после операции в клинике
Элина полгода лечилась после операции в клинике. Фото: из личного архива героини

Тонконогая, с талией а-ля Гурченко, высокой грудью, губами – кажется, именно такие в фильме «Весна» назвали «средняя пухлость, сексапил № 4» – кажется, такой не нужно обращаться к пластическим хирургам. Но Элина Красникова решилась – из-за диагноза атрофия (асимметрия) молочных желез. Казалось бы, простая операция, тем более в именитой клинике Soho Clinic не за три копейки (операция стоила 300,000 ₽), что может пойти не так? Всё.

После того как Элину прооперировали, она буквально могла погибнуть. Как вам такое: пациента рвет, а медсестра меняет положение постели так, чтобы ноги были выше головы, видимо, намеренно, чтобы человека рвало на лицо, волосы, чтобы он мог захлебнуться своей рвотой – иначе как это объяснить?.. Пациента выписывают с нервным срывом, истощением, не кормив более 38 часов. А после выписки состояние пациента резко ухудшилось – появилась аллергическая реакция после анестезии, высыпали по телу язвы и волдыри?

Более того, случился отек Квинке, пришлось вызывать скорую.

Для понимания обращаемся к авторитетному медицинскому сайту, читаем: «Продержавшись от нескольких часов до 2-3 суток, отек затем бесследно проходит. Особенно опасным является отек Квинке в области гортани (возникает в 30% случаев отека Квинке). При этом сначала отмечается охриплость голоса, «лающий» кашель, затем нарастает затруднение дыхания с одышкой. Цвет лица приобретает синюшный оттенок, затем резко бледнеет. При отсутствии рациональной терапии больные могут погибнуть от удушья». Дальше больше: после такой операции пациенту пришлось полгода лечиться: ходить к неврологу, трихологу, аллергологу и другим специалистам. Нормально? Напомним, речь идет не о фельдшерском пункте на селе, а об элитной клинике Soho Clinic, и за операцию Элина Красникова заплатила 300,000 ₽.

Адвокаты добились оправдания для человека, которому грозило 10 лет

Сейчас девушка со своими адвокатами требует через суд компенсацию в 400,000 ₽ – за саму операцию и возмещение морального вреда.

Но обо всем по порядку… 

— Элина, зачем вы обратились к пластическому хирургу?

— У меня была асимметрия груди, я хотела ее исправить. И старалась подобрать для себя идеального лечащего доктора. Обязательно делала акцент на положительные отзывы в интернете, которых было огромное количество у доктора Сванадзе (Саломея Сванадзе – пластический хирург. Окончила Первый МГМУ им. И.М. Сеченова. Специализация – эстетическая хирургия. Продолжает династию врачей-хирургов. Имеет диплом МВА «Менеджмент в индустрии красоты и медицинском бизнесе – прим. WN).

В интернете отзывы идеальные, картинка в Instagram идеальная.

Чтобы записаться к врачу на первичный прием, нужно ждать минимум 4-5 месяцев.

Это все располагает к тому, чтобы довериться этому врачу и не думать ни о чем плохом. Доктор гарантирует идеальный результат в любых, самых сложных ситуациях. Но обратившись к Сванадзе, я совершила большую ошибку…

— До операции, понятно, вы встречались, разговаривали, сдавали анализы, готовились. На этом этапе у вас не возникло сомнений по специализации врача или по условиям, в которых операция будет проходить?

— На этом этапе все было абсолютно безупречно и закончилось ровно в день операции. После этого все было совершенно по-другому.

До и после – две совершенно разные истории.

В день операции я приехала в клинику МГУ, в которой арендует оперблок клиника. То есть Soho Clinic пользуется оперблоком в МГУ им. Ломоносова. Также используется их персонал. Своей стационарной операционной у них нет, медсестер, анестезиологов – тоже.

— Вы не знали об этом?

— Нет, это для меня было новостью! С анестезиологом мы подробно обсудили все детали, я также не знала, что он не от Soho Clinic.

Его я предупреждала о том, что нужно грамотно рассчитать мой вес для подачи анестезии.

Потому что для меня важно хорошо выходить из наркоза.

— А в договоре была прописана ответственность клиники?

— Большинство пластических клиник по договорам полностью снимают с себя всю ответственность. И клиника Soho не исключение.

— Вас отправляют на операцию. Наркоз. И дальше вы просыпаетесь…

— Я просыпаюсь… и просыпаюсь очень тяжело. И понимаю, что очень плохо себя чувствую. Это у меня не первая операция, и я точно знаю, с каким аппетитом должна проснуться, так как не ела уже больше 12 часов. Весь день и весь вечер после операции меня очень сильно тошнило, даже водой. Я просила прийти анестезиолога. Когда он пришел, объяснила ему, что мне очень плохо, тошнит. Он ответил, что это нормальная ситуация, это индивидуальная реакция на наркоз и это скоро пройдет. Я попросила его поставить капельницу, чтобы вымыть из организма вред: я чувствовала, что есть передозировка наркоза.

Отрицая свою ошибку, он сказал, что этого не может быть.

Если бы он поставил капельницу, он бы так подтвердил свою ошибку. Но пошел на принцип. И это привело к тому, что полгода мне пришлось лечиться…

Тюремная больница. Взгляд изнутри

Спустя 4 часа после операции пришел персонал. Дали попить воды, и у меня началась рвота. Тогда мне опустили изголовье кровати вниз, ноги подняли наверх. Меня начало тошнить на лицо, на волосы… Я могла просто захлебнуться… 

В этой ситуации абсолютного беспредела мне приходилось находиться сутки.

Лечащий врач не выходил на связь, она не пришла после операции спросить, как я себя чувствую. И от того, что врач не назначала дополнительного лечения, медперсонал не мог самостоятельно мне помочь.

Плюсом к этому у меня был подписан договор, а там было четко прописано меню. Но по нему меня так и не покормили. На следующий день после операции мне дали только сухой круассан и воду. Мне приходилось буквально бегать за врачами, персоналом, требовать нормального отношения к себе: чтобы капельницу поставили (хотя бы глюкозу), чтобы накормили, наконец.

В ответ от меня только отмахивались, зав. отделением от меня просто скрывалась.

Это есть на видеозаписи. Я, когда могла, когда мне состояние позволяло более или менее, снимала все на видео – хоть так заставить исполнять свои обязанности, которые были неплохо оплачены! 

Пациента рвало, а ему не меняли даже постельное белье
Пациента рвало, а ему не меняли даже постельное белье. Фото: из личного архива героини

— Ужас. А что касается цели операции, вы остались довольны результатом?

— Конечно нет. Не так было все, начиная от оговоренного размера импланта, который должны были установить: итоговый размер груди на один не соответствует желаемому результату. И асимметрия как была, так и осталась, только она визуально стала еще более заметна за счет увеличения размера груди.

— Вы лично с доктором Сванадзе разговаривали об этом, был такой шанс? Что она сказала?

— Был. Но только после того, как я предъявила письменные претензии. До этого меня все время направляли к ее помощникам, заместителям. А непосредственно лечащий врач не уделяла своему пациенту никакого внимания.

— Испугались только после того, как был направлен иск в суд, и тогда уже с их стороны появилось желание пообщаться. Опишите, что это был за диалог?

— Мне говорили, что не нужно ничего просить, никакие ваши претензии мы удовлетворять не будем, и более того, если я размещу данную информацию в Instagram либо других источниках в интернете, меня засудят за клевету.

Екатерина Рейферт-Белых на митинге вступила в КПРФ [Видео]

У меня нет цели наказать их рублем, потому что это действительно сложно будет сделать: медицинские моменты сложнодоказуемы.

Я на протяжении 6 месяцев страдала от большого количества побочных эффектов, связанных с их врачебными ошибками!

У меня есть видео, фото, но не все документы я собирала. Не думала, что дойдет до суда, каждый день жила и надеялась, что завтра это уже закончится. Закончат выпадать волосы, закончат образовываться волдыри на теле, закончатся отеки Квинке, которые были подтверждены. Каждый день я просто жила с этим.

Фискальных чеков в клинике Soho не выдают
Фискальных чеков в клинике Soho не выдают. Фото: из личного архива героини

— Все произошло в сентябре 2018-го. Неужели за это время, зная обо всех последствиях, обращениях, они никак не пытались помочь?

— Нет. Абсолютное равнодушие и наглость – это все, что встречаешь в ответ на любую проблему и любую претензию в этой клинике. Ни одного шага навстречу, никакой помощи. Когда к ним приехал адвокат с исковым заявлением обсуждать возможность и условия примирения, они вальяжно предложили сводить меня в ресторан и покормить, раз они не смогли сделать это во время завтрака после операции.

После того, что произошло с Элиной, девушка нашла и других пострадавших. Но, как они сами рассказали, в них не видели опасности, угрожали им судебными исками и финансовыми обязательствами за распространение «клеветы» о клинике Soho и докторе Саломее Сванадзе. Благодаря Элине с каждым днем выявляется все больше пострадавших от рук хирурга. И ставится вопрос о лишении ее права на дальнейшую работу и приостановлении деятельности клиники из-за проверок со стороны СЭС и прокуратуры за несоблюдение законов и грубых нарушений прав потребителей. 

Сейчас дело находится на стадии досудебной проверки и сбора коллективного обращения пострадавших от рук горе-хирурга в суд.

Публикуется впервые. Фото из семейного архива сестер Хачатурян [Эксклюзив]

Также написано обращение в прокуратуру Москвы. Во-первых, потому, что клиентам клиники не дают фискальные чеки, а только распечатанные на листах А4 квитанции со штампом «оплачено». Во-вторых, не все сотрудники трудоустроены официально и имеют разрешение на работу. 

Редакция WN продолжит следить за ситуацией.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя