Домой Колумнисты «Заматывают скотчем рот и начинают избивать до смерти, а потом уносят на...

«Заматывают скотчем рот и начинают избивать до смерти, а потом уносят на кладбище. Я не знал, выйду ли оттуда живым»

Во Владимире прошла пресс-конференция по итогам правозащитного мониторинга.

Андрей Маяков «Комитет за гражданские права», Борис Пантелеев «Гулаг-Инфо», Юлия Перепелова «White news» провели пресс-конференцию во Владимире, после правозащитного мониторинга 11-ти учреждений УФСИН по Владимирской области. Также в конференции приняли участие правозащитник Валерий Горбунов и адвокат Ирина Панина.

Около 15:00 зал был практически полон. Бывшие заключенные колоний и тюрем Владимирской области, родственники осужденных, представитель от уполномоченного по правам человека по Владимирской области, правозащитники и сотрудник ФСИН, которого странным образом «сдуло ветром», как только он увидел, что в зал прибывает множество граждан (тюремная система очень боится гласности).

Родственники осужденных по видеосвязи рассказывали о том, что происходит с их родными в этих учреждениях. Все, без исключения, говорили о пытках, жестком обращении и угрозах со стороны администрации. Так же они озвучивали, что не могут попасть к родным по несколько лет, в особенности во Владимирский централ. «Дмитрий мой родной брат, его пытают, избивают, морально давят, психологически, там нет законов» — в слезах рассказывала женщина. Со слов родственников, они уже не знают куда обращаться и как помочь своим близким. Потому что все, о чем они говорят, усугубляет положение осужденного.

Бывшие заключенные, отбывающие наказание в колониях Владимирской области, говорили об ужасающих избиениях по прибытии в колонии. Так называемый второй карантин, есть чуть ли не в каждом учреждении области. Второй карантин — это специальный отряд, куда переводят осужденных, которые не хотят выполнять незаконные требования администрации. Кроме того, есть еще один изыск воспаленного вертухайского сознания — «зеленый коридор». Когда осужденных приводят в штаб и прогоняют по коридору, стены которого выкрашены зеленой краской, то жестоко избивают, также желая сломить их волю.

«В ИК-3 делают операции осужденные, а не врачи! Они одевают маски, чтобы не было видно их лиц!!!!! Меня приняли «завхозы», дневальные и начали изначально избивать, я задыхался, потом пришла акушерка и они начали протыкать вживую мне легкие» — говорил человек со слезами на глазах и дрожащим голосом.

Эти меры, по мнению адвоката И. Паниной и правозащитников направлены на психологическую ломку тех осужденных, у кого существует повышенный индекс справедливости и тех, кто не готов мириться с произволом администрации учреждения.

«Какая пресс-хата, там пресс-лагерь, где насилуют и убивают людей. Я, когда туда попал, не знал выйду ли оттуда живым. Из мужчины могут сделать женщину. Начало этого всего было у Кулагина, Климов — это продолжение! Вы там видели хаты? Они просто каратели, среди ночи к тебе заходят и избивают. Заматывают скотчем рот и начинают избивать до смерти, а потом уносят на кладбище».

Кладбище, к слову, находится рядом с «централом». «О приезде комиссии администрация знает заранее, они перемещают и раскидывают заключенных по другим камерам, а с утра, до их приезда, начинают даже кормить нормально». Именно такие вещи рассказывают бывшие заключенные.

 

Все присутствующие просили помочь им и тем, кто сейчас находится в этих тюрьмах и колониях. Этот беспредел не может длиться вечно, тысячи покалеченных людей, кто-то остался на всю жизнь инвалидом, кто-то сошел с ума, а кто-то уже в могиле!

Андрей Маяков, заместитель председателя Комитета за гражданские права, прокомментировал для White news итоги правозащитного мониторинга:

«По моему глубокому убеждению, во Владимирском управлении исполнения наказаний действует система отличная от позиции ФСИН России. Мне известно то, что в руководстве ФСИНа находятся глубоко порядочные профессионалы, которые примут кадровые решения по учреждениям Т-2, ИК-3, ИК-7, ИК-4, СИЗО-1 и ИК-6, при этом, нужно начинать с первых трех: с начальника, БиОР и начальника оперотдела. Эта ситуация настраивает родственников и общество на озлобленность. Ни к чему хорошему это не приведет! Нам важно, что об этом говорят все, но говорить спецконтингенту нельзя, ведь им угрожает опасность и она реальная».

Борис Пантелеев, представитель интернет-портала «Гулаг-Инфо», также добавил для White news: «Меня совершенно не удивило то, что на пресс-конференцию не явились представители прокуратуры и УФСИН по Владимирской области (хотя они были приглашены). Но я был приятно удивлен тем, что зал был полностью забит родственниками заключенных и другими неравнодушными, в том числе представителем государственного правозащитника. Именно это единение неравнодушных и стремление федерального ФСИН, может помочь изменить ситуацию кардинально».

Юлия Перепелова