Домой Колумнисты «Заказ общества: чтобы зэки всё время мучались»  

«Заказ общества: чтобы зэки всё время мучались» [колонка Бориса Пантелеева] 

Продолжение. Начало — В колониях бьют и пытают? Люди сами этого хотят

ЛУКАВАЯ ОГРАНИЧЕННОСТЬ ГУМАНИЗМА 

Сколько простых граждан, наверняка перед законом чистых, терпели и терпят равнодушие, желчность, хамство, паскудство, etcetera вертухайское? Хоть в бюро передач СИЗО, хоть в комнате свиданий колонии, хоть на приеме у начальника учреждения. Почему бы высоким проверяющим комиссиям из Москвы не задуматься о том, что, например, в ИК-2 (УФСИН р. Мордовии) по субботам и воскресеньям отказываются запускать на любые свидания и принимать передачки?

И неудивительно уже, что старушке-матери, приехавшей под стены колонии, с огромными баулами, какой-нибудь молоденький зам по БОР (заместитель начальника по безопасности и режиму) отказывает в предоставлении свидания, мол, «…в ШИЗО твой сыночек, карга старая…». Потом, насвистывая что-нибудь из репертуара кучерявого болгарина, идет на территорию колонии, и в помещении ШИЗО начинает глумиться над этим самым осужденным, рассказывая как он над его мамой издевался.

А когда осужденный, не выдержав оскорблений матери (ну, не знает арестант ничего про дзен-буддизм), бросается на молодого подонка с кулаками, то аттестованный мерзавец в погонах, не без сладострастия (жизнь прекрасна и удивительна), насвистывая уже шлягер про мальчика-гея, превращает в мясо «обнаглевшее животное».

После чего опытной рукой составляет акт о неподчинении осужденного и применении силы.

О, это отдельная песня про иезуитство вертухайских инструкций и тупость всевозможных актов. О том, что уже писал ранее, например, «…осужденный Г. ходил по локальному участку, скрипел зубами, в голове были черные мысли… водворить в ШИЗО на 15 суток», или же «…осужденный Н. отказался выполнить законные требования администрации – раздеться догола и присесть 33 раза… были применены спецсредства…».

Что там дзен-буддизм, если даже известнейший постулат о праве не исполнять незаконные распоряжения мало кто из заключенных знает. Историю с приседаниями нагишом, вроде бы, уже запретили повсеместно. Но всё та же наука, умеющая много гитик, осталась, а смекалки русскому человеку всегда было не занимать. И вместо приседаний можно придумать нарушение «…лежал на спальном месте после подъема…», хотя в ПВР СИЗО (Пункт временного размещения) нет ни слова о том, что заключенный не имеет права ложиться на шконку в течении дня.

Император Петр I сказал однажды: «Тюрьма есть ремесло окаянное. И для скорбного дела сего зело потребны люди нраву твердого, доброго и веселого».

У современных рыцарей плаща и дубинки твердости и веселости хватает. Вот с добротой серьёзнейший дефицит.

Не менее грустная песня и о высокомерно-корпоративном холопстве прокуроров, вначале в упор не замечающих вертухайские интригантство, жестокость, подлость, а потом идущих вместе с начальником колонии, пьянствовать и/или париться в баньке с девками, унося после банной пьянки пухлый конверт и сумку с сувенирными поделками.

На фоне нередких и зверских избиений уже каким-то пустяком выглядит, например, то, что заместитель по воспитательной работе ФКУ ИК-6 Виталий Жердев матерится, как портовый грузчик, в присутствии других сотрудников, осужденных и членов ОНК Санкт-Петербурга.

А мировой и районный суд (судья 195 участка Санкт-Петербурга Надежда Ковтун и судья Фрунзенского суда СПб Сергей Егоров), исследуя запись видеорегистратора, приобщенного к делу как доказательство, вынуждены были все эти матюки слушать во время судебных разбирательств. Просвещенный читатель, наверное, подумает, что после прослушивания этих записей вышеназванные судьи вынесли частное определение в адрес начальника УФСИН Санкт-Петербурга и Ленобласти [1]? Вынесли частное определение — то есть «частник» о выявленном в ходе судебного заседания грубого нарушения законности и предложении к начальнику УФСИН Санкт-Петербурга и Ленобласти принять меры к нарушителю Жердеву. Отнюдь нет. Не вынесли. При этом, когда эту же видеозапись направляем начальнику УФСИН СПб и ЛО И. В. Потапенко с просьбой уволить сотрудника позорящего честь мундира, то руководство УФСИН СПб и ЛО отвечает нам, ничтоже сумняшеся, мол, качество записи видеорегистратора низкое. Мол, не можем мы определить матерился кто-то в кадре или нет. Подтекстом этого лукавого вранья, думаю, значится и то, что службе УСБ УФСИН СПб и ЛО было невдомек жестко опросить и сотрудников, коллег Жердева, в кадре присутствовавших, и самих осужденных, вынужденных матюки слушать. Если же уважаемый Игорь Васильевич при этом оглядывался на знаменитое выражение Президента РФ Владимира Путина «Своих не сдаем», то Игорь Потапенко явно ошибся. Ибо В. Путин четко обозначил, что таких, как бывший директор ФСИН Александр Реймер [2], он своими не считает.  

Сразу оговорюсь – бывают случаи, когда и сами осужденные провоцируют надзирателей сознательно и планомерно. Но, не оправдывая такие действия, замечу: делают они подобное исключительно, беря пример с гражданина начальника.

Глядя на то, как гражданин начальник, ежесекундно закон попирает или трактует этот самый закон в угоду своим мелкошкурным интересам.

Кроме того, нередко, происходит подмена понятий – вещь, сама по себе очень страшная. Когда тебе руководство ежедневно заявляет, что черное — это белое, а зло — это добро, то психика подчиненного не выдерживает и не всякий может найти адекватный выход из ситуации. Большинство чиновников/учителей/врачей и других видит выход в том, чтобы приспособиться и стать как все.

Но эта подмена понятий в разы страшнее, когда она применяется в жестко иерархичных коллективах. К таким коллективам относится, в частности, и управление ФСИН России по Тульской области. Здесь выход из ситуации зазеркалья по имени Всеобщая ложь в атмосфере тотальной круговой поруки и полнейшей незащищенности даже сотрудника УИС перед своей же системой, приводит к тому, что в этой чудовищной ирреальности люди, если и находят выходы, то лишь такие же экстраординарные. Психолог ВВК (Военно-врачебная комиссия) УФСИН России по Тульской области бросается под поезд, у подполковника-«особиста» сдает здоровье, а молодому старлею с устойчивой психикой и крепким здоровьем другие (уже сломленные) «упыри» в погонах подкидывают наркотики.

Эти строки — не описание дантового ада, это реалии сегодняшнего дня в деятельности руководства УФСИН России по Тульской области, описанные правозащитником Игорем Голендухиным. Интересно, найдет ли в себе силы руководство ФСИН России дать надлежащую оценку происходящему или на этажи дома 14, что на ул. Житной [3], тоже проник дух подмены понятий?  

ПРОФДЕФОРМАЦИЯ КАК ОБЩИЙ ПРИЗНАК УПАДКА НРАВОВ 

А вот мнение из глубинки российской. Правозащитник Оксана Труфанова (г. Челябинск): «…В довесок к ярославским арестам ФСИНовцев. Как-то несколько лет назад довелось мне с членами ОНК по Свердловской области посетить ИК-5 Нижнего Тагила в поисках одного из участников копейской акции протеста 2012 года. И вот пришли мы, значит, в кабинет к начальнику колонии Лаптеву (подзабыла фамилию), а он на подмогу вызвал своего начальника отдела безопасности Максима (тоже не помню фамилию). И вот этот придурошный в ответ на моё заявление с приложением доверенности и ксивы попёр на меня с матом, я попятилась и дойдя до стола, залезла на него, а то бы этот амбал меня задавил.

Всё это было на глазах у начальника, который демонстративно отвернулся, а так же двух членов ОНК Василия Рыбакова и Сергея Кириллова, которые были в незавидном положении — вроде бы и заступиться, а нельзя — правовые последствия слишком бы тяжелыми были.

Вышли мы, написали бесполезное заявление в полицию.

По всей стране такие вертухаи. Если они с нами так, то представьте, как они с заключёнными обращаются! Бить по пяткам — это ещё цветочки, там и рёбра каждый день хрустят и руки-ноги. Это люди девиантного поведения уже, психологические калеки. И ещё ладно, если система их такими сделала, профдеформация, так сказать, а если они изначально были такими и прошли профотбор?!».

Ээээхх, Оксана, тут разные ситуации бывают. Вновь и опять, профотбор-то кто осуществляет? Такие же надзиратели, только рангом повыше…

Однако, не только об этом. Я про старое, наболевшее – про нынешние ОНК [4], уж как только не изголяющихся за ради дружественной улыбки гражданина начальника.

Наверное, главным девизом для подавляющего большинства нынешних членов ОНК является – «Что угодно делать, лишь бы ничего не делать».

Вновь приведу пример тот, который мне известен хорошо – ОНК Санкт-Петербурга. Казалось бы, уже прошло почти три года с момента получения мандатов членами ОНК СПб 4-го созыва. Уж вполне пора научиться хоть чему-то, втянуться и пахать как рабы на галерах. Ан нет. Ко мне как поступала информация о том, что в различных учреждениях УФСИН СПб и ЛО продолжают смертным боем бить, так и ныне она поступает. Как шли ранее сигналы о вымогательствах денег, об издевательствах, оскорблениях, о неоказании медицинской помощи заключенным, о неотправке жалоб, так эти сигналы идут и сейчас.

И что мы видим на сайте ОНК СПб – ресурсе, как некоем зеркале эффективности питерской ОНК? Какое-то время там висели сообщения о вещах, мягко говоря, далеких от контроля в местах принудительного содержания (справка асу экспресс 3, об изучении буквы в игровой форме онлайн, о товарно транспортных накладных и прочем) но, очевидно, спохватившись, нас вернули к теме более близкой общественному контролю. Правда… годичной давности. Зато председатель комиссии Александр Холодов очень любит трубить на каждом перекрестке о передовом опыте питерской ОНК в вопросах содействия передачи гуманитарной помощи. Что, в свою очередь, не является первоочередной задачей ОНК, как таковой…

О СИЛЕ ИНСТРУКЦИЙ, ПОДМИНАЮЩИХ ЗАКОНЫ 

Встретил недавно в группе соцсети «ВКонтакте» («кресты#Колпино») от одного из родственников заключенного, недоуменное — почему письмо, брошенноев почтовый ящик в бюро передач СИЗО не гарантирует скорость доставки? Да потому как почти у любого надзирателя сааааавсем другие задачи и интересы, нежели прописанные в законе. В частности, в ст. 8 уголовно-исполнительного кодекса РФ [5]. И этому гражданину начальнику или некогда строго по закону, или вовсе наплевать на здравый смысл, житейскую логику и какие-то там федеральные законы. Кроме того, есть Его Величество Инструкция. В соответствие с ней, предположу, письмо, опущенное в ящик бюро передач никто и не подумает незамедлительно зарегистрировать в канцелярии учреждения, и оно всё равно пройдёт все нелегкие катурны тюремной канцеляристики и Почты России. В лучшем случае письмо отправят на регистрацию в ближайшее отделение, а то и того хуже. Вначале через сортировку местную, потом через сортировку Главпочтамта и так далее.

Тюремная система равнодушна, заскорузла, неповоротлива, если только дело не касается личных интересов кого-то из работающих в УИС…

От одного вертухая, давно вышедшего на пенсию и про которого приходило немало информашек о том, как он лютовал и издевался над осужденными пока был на службе, услышал прелюбопытное: «Мы не такие уж и страшные, как может показаться. Гораздо страшнее и опаснее те, кто на воле, за нашим забором. Потому что мы лишь выполняем негласный заказ общества на то, чтобы находящиеся за колючкой все время мучались и страдали. И что, мы с обществом будем спорить? Нет. Мы созерцаем и дубасим». Вот такой вот изощренный вертухайский дзен-буддизм. Хотя, возможно, этот бывший упырек, пресытившийся людской кровушкой и превратившийся в благообразного старичка, и прав. Ибо эра милосердия, увы, живет далеко не в каждом из сердец россиян.

Ведь до сих пор, несмотря на то, что в каждой второй семье есть кто-то, кто несет в своем сердце память о ГУЛАГе, репрессиях и прочем, почти половина россиян ратует ЗА возвращение смертной казни…

Покойный Валерий Абрамкин (я его считаю доктором Гаазом 20 века), член Президентского совета по правам человека, брал давным-давно интервью у тех, кто готовился к смертной казни, в те времена, когда на эту казнь еще не был наложен мораторий. И спрашивал у приговоренных к смерти об их отношении к исключительной мере наказания. Многие приговоренные говорили: мы не против. Только при условии, что тот, кто вынес приговор, сам и будет его приводить в исполнение. Другие соглашались при условии, чтобы тот, кто выносит приговор, недельку посидел в камере вместе со смертником.

Но есть и еще одна причина, в силу которой мы все допускаем тот ужас, который нет-нет (а может быть и все чаще) да и происходит среди нас. Ладно, на смертную казнь наложен мораторий. Но обыватель уже чуть ли не с удовольствием смотрит на то, как по одному из федеральных телеканалов показывают совершенно безобразную сцену. Имею ввиду позу КУ, которую арестантов-пожизненников заставляют принимать граждане надзиратели, при выводе из камеры [6]. Не сомневаюсь, на сей счет наверняка очередная инструкция вертухайская сварганена. Инструкция, предписывающая обязанность вертухаев водить арестантов в такой унизительной и неудобной позе. Ну, а то, что сия инструкция грубо противоречит, вышеназванной ст. 8 УИК РФ, так то для вертухая не беда. Подумаешь…

Люблю цитировать великих — «Чтобы видеть многое, надо научиться не смотреть на себя: эта суровость необходима каждому, кто восходит на горы» (Фридрих Ницше, «Так говорил Заратустра»).

Ну признайся, умный читатель, ведь приходила тебе хоть раз такая мысль в голову:

«Если губернатор (начальник полиции, надзиратель и тому подобное) нарушает, то с меня-то вообще взятки гладки?»

Мудрый Станислав Ежи Лец (польский писатель, сатирик, философ) давно сказал: «У каждого века есть свое средневековье». Наш век только начинается, но его средневековье уже цветет пышным цветом. Только вместо инквизиторов и палачей — трогательный союз носителей высших юридических (следователи, прокуроры, судьи), психологических и филологических (эксперты), государственных (чиновники) и прочих дипломов. Но все же это надстройка. А базис, как уже говорил – это все мы. Всё наше недогражданское общество.

Давайте будем честны и вспомним, как мы (многие из нас) ведут себя на улице, например. Многие из нас идут гордо, стройными рядами, занимая весь тротуар. И нас никто не сможет обойти, если только не попросит специально. А как мы заходим в вагон метро? Заходя в открывшиеся двери многие останавливаются как вкопанные, даже и задумываясь о том, что можно пройти в центр вагона и освободить место другим на перроне. Мы живем в атомизированном обществе, но дзен Вселенной не всегда может нас объединить и сплотить…     

НИЧТО ТАК НЕ ПЕРЕХВАТЫВАЕТ ДЫХАНИЕ, КАК ГЛОТОК СВОБОДЫ  

Эти слова журналиста — Ивана Иванюка, вынес в подглавок не случайно. Некоторые из нас, на мой взгляд, к реальной свободе оказались не готовы. Эта свобода сыграла с некоторыми (а может и многими) из нас злую шутку профессора Плейшнера. Она не просто вскружила многим головы, но и указала неверные ориентиры и цели.

Известный же телеведущий Владимир Познер и вовсе считает глобальной проблемой России то, что она в значительной степени все еще является советской страной и управляется советскими людьми, сформировавшихся в СССР и начавших выстраивать свою жизнь в те далекие времена. Что в свою очередь приводит к ситуации, когда в новых реалиях применяются устаревшие схемы. Говоря о нынешних гражданах России (чиновниках, надзирателях, полицейских и так далее) также, об их папах и мамах, В. Познер считает: «Они родились в Советском Союзе, они ходили в советскую школу, они были пионеры и комсомольцы, члены партии — они сформированы другим обществом. Они не плохие и не хорошие — другие. Они оказались в новой ситуации, а пытаются ее решать старыми мозгами, и не получается. Вот что происходит».

И все же история неоднократно показывала — на смену средневековой бироновщине всегда приходит просвещенный век Екатерины Великой. Несмотря на то, что я ну очень умеренный оптимист, все же, верю – эра милосердия не за горами.

Пока есть в Приморском крае Марк Куперман, в Красноярском крае Александр Назаров, в Свердловской области Лара Захарова, Роман Качанов, Антон Бурков, Алексей Соколов, в Челябинской области Оксана Труфанова, Дина Латыпова, Валерия Приходкина, Александра Рукояткина, в Пермском крае Сергей Исаев, в Ивановской области Михаил Денисов, Сергей Вальков, в Нижнем Новгороде Сергей Шимоволос, Игорь Каляпин, Олег Хабибрахманов, Сергей Шунин, в Татарстане Сергей Чиков, пока в Мурманской области есть супруги Пайкачевы, в Башкирии Альмира Жукова, пока в Санкт-Петербурге есть такие правозащитники как Леонид Лемберик, Яков Гилинский, Наталия Евдокимова, Леонид Романков, пока в Тульской губернии есть Денис Солдатов, пока в Удмуртии есть Лариса Фефилова, а в Москве есть такие правозащитники как Валерий Сергеев, Людмила Альперн, Лена Гордеева, Валентина Фридман, Евгений Ихлов, Наум Ним, Иван Павлов, Сергей Пашин, Мара Полякова, Анна Каретникова, Валерий Борщев (простите многие из тех кого не назвал) то, думаю, не все еще потеряно.

А учитывая то, что есть и совсем уж «отмороженные», в хорошем смысле слова, дежурящие по всей стране – Андрей Бабушкин, вылетающий в командировку почти сразу после операции и садящийся в кресло самолета с катетером, Игорь Голендухин, исколесивший две трети страны и готовый вновь помчаться на край света, по первому крику о помощи в три часа ночи, то такая уверенность еще более крепнет.

Всё изложенное в тексте является оценочным суждением и/или личным мнением автора.

ID автора

Борис Пантелеев, руководитель СПБ отделения «Комитет за гражданские права».

Служил в ВДВ, работал на киностудии «Ленфильм», был помощником депутата Ленсовета.

Правозащитной деятельностью занимается с 1991 года. Являлся внештатным экспертом радиостанции «Свобода», корреспондентом журналов «Досье на цензуру», «Неволя».

С 1999 года создал и руководит Санкт-Петербургским отделением организации «Комитет за гражданские права» (председатель организации, член Президентского совета по правам человека — А. В. Бабушкин).

__

[1] п. 1 ст. 200 КАС — «При выявлении случаев нарушения законности суд выносит частное определение и не позднее следующего рабочего дня после дня вынесения частного определения направляет его копии в соответствующие органы, … которые обязаны сообщить в суд о принятых ими мерах по устранению выявленных нарушений в течение одного месяца…»

[2] А. Реймер, бывший директор ФСИН, арестованный и осужденный за многомиллионные растраты бюджетных средств.

[3] Адрес Федеральной службы исполнения наказаний

[4] Общественные наблюдательные комиссии по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания

[5] «…Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации основывается на принципах законности, гуманизма, демократизма, равенства осужденных перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения, соединения наказания с исправительным воздействием». 

[6] Руки сцепляют за спиной пальцами кистей и наклоняют туловище ниже пояса.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя