Домой Колумнисты Назвали главным вором — реальный срок

Назвали главным вором — реальный срок

Продолжая тему предложенного Президентом нововведения – уголовной ответственности за занятие высшего положения в преступной иерархии и ареста по этой статье Олега Медведева – «Шишкана», хотелось бы обратить внимание читателей на следующие важные, на мой взгляд, моменты. 

Основоположником системной и главное эффективной борьбы с организованной преступностью мафиозного типа (как это звучит в уголовном законодательстве европейских стран) можно по праву считать главу ФБР США Эдгара Гувера. Собственно его анализ этого преступного проявления и законодательное закрепление, а главное умелое использование таких инструментов, как «сделка со следствием», «программа защиты свидетелей» и создание специализированных подразделений для стратегической борьбы с ОПС, привели в реальным результатам – впервые члены закрытых итальянских ОПС семейного типа (мафия – семья ит.) стали давать показания на глав сообществ и всю деятельность. Внедрение сотрудников под прикрытием ввиду специфики ОПС было невозможно, технические средства в 1930-х не позволяли осуществлять полноценный сбор доказательственной базы и только на показаниях «засекреченных» свидетелей можно было построить обвинение.

Так пали или ушли в глубокое подполье ранее открыто и нагло правившие американским криминальным миром одиозные глав семейств Гамбино, Аль Капоне и прочие.

Самое важное, что сделал Гувер – создал эффективную и работающую законодательную базу, систему сил и средств для борьбы с опаснейшим проявлением преступности – законспирированной, вооруженной, с коррумпированными связями в политике и правоохранительных органах преступной организацией.

Россия пошла своим путем. Расформированы создававшиеся долгие годы подразделения по борьбе с организованной преступностью – эффективно побороли большинство явных кровавых ОПС 1990-х, уничтожена техническая база (учеты авторитетов, их связей, агентура, штатная структура с внедренцами, наружкой и специалистами по спецтехнике). Я работал всю свою карьеру в следственных подразделениях по расследованию преступлений, совершенных лидерами преступной среды (так называемыми ворами в законе) и организованными преступными  сообществами. Большинство дел – это банды, стихийно сплотившиеся по 3-5, бывало и по 30 бандитов для совершения грабежей и разбоев, изредка вымогательств. Такие преступления, безусловно, может раскрывать и уголовный розыск, что он успешно и делал наравне с УБОП. 

На сегодня операции, аналогичные блестяще проведенным испанской полицией «Осы» (привлечен к уголовной ответственности З. Калашов «Шакро Молодой»), «Тройка» (привлечены к уголовной ответственности лидеры Тамбовской преступной группировки Петров, Малышев и их испанские соучастники), в России некому проводить. Долгие ОРМ, собранная по крупицам доказательная база по экономической составляющей преступного сообщества за многие годы и не менее яркий процесс.

Если посмотреть, у нас даже процессы в отношении назовем их ТОП-10 лидеров уголовного мира – все по преступлениям обычным общеуголовным, совершенным в условиях почти очевидности.

Никакой агентурной работы, ПТП, внедрений, выявленных коррупционных связей, каналов финансирования и изъятия общей кассы сообщества. Наркотики – изъяли два грамма героина, вымогательство – потерпевший дал показания, взятка после вымогательства – задержали с поличным и все.

Я вспоминаю, как по уголовному делу одного «вора» мне прислали сообщение минфина США о включении его в санкционный список лиц «угрожающих безопасности США» как руководителя этнической (выходцев из СССР) ОПС – «Братский круг». Становится понятен масштаб борьбы с организованной преступностью, эволюционно и поступательно развивающейся на Западе. Формы и методы реализации такой борьбы в России будут, конечно, опять создаваться: я считаю, системно все было порушено.

Малочисленные отделения в уголовном розыске, громко названные аналогично почившему УБОП «по борьбе с оргпреступностью», ничем организационно, технически и штатно не отличаются от занимающихся кражами барсеток, автоугонами и прочим.

Реальное дело по такому обвинению, по которому предусмотрены настолько серьезные сроки, не может, я считаю, строиться на показаниях «секретного свидетеля-оперуполномоченного». Это опять создание человеконенавистнической системы, когда оперов заставляют подбрасывать наркотики ворам, потому что вор должен сидеть в тюрьме, а как его посадить – мы не знаем. Потом ФСБ и особисты ловят оперов, которые из государственных интересов подбрасывали наркотики ворам. Прецеденты привлечения к уголовной ответственности за фальсификацию материалов ОРД и провокацию преступления весьма противоречивы – что можно делать по всем делам УСБ ФСБ, в руках ГУЭБиПК становится тяжким преступлением. Поэтому запасаемся попкорном и ждем процесса. Всенародного открытого над коррупционерами из СКР и лидером преступного мира России-2018 мы не дождались: впопыхах осудили как-то скомкано и не очевидно заслугам и действиям.

Суть сделки со следствием исковеркали, доведя до примитивизма – признал меньше, не признал максимум. Гувер в гробу перевернулся бы, увидев, как его детище используется в ХХI веке следователями России. Теперь практически все арестованные всё признают, но в то, что они все виновны, только Бастрыкин А. И. с его слов и верит.

Полагаю, что процессы, когда вору дадут три года при указанных в статье от 7 до 15 только за то, что кто-то назвал его главным вором, будут нелицеприятны никому и превенции никакой не понесут. И что потом делать, если по Конституции РФ никто не может быть осужден дважды за одно и то же преступление?

Повторно он может официально называться главным вором и не нести уже ответственность?

Пока со скепсисом отношусь к этой популистской, на мой взгляд, уголовной инновации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя