Домой Экспертное мнение Мирный протест и массовые беспорядки. Найди 10 отличий

Мирный протест и массовые беспорядки. Найди 10 отличий

453
Москва, 27 июля 2019. Фото: Евгений Разумный / Ведомости

Как отличить массовые беспорядки от мирного собрания, которое разгоняет полиция? Эксперты объясняют, какие действия можно квалифицировать как беспорядки, и как власти наказывают за нарушения «желтых жилетов» и футбольных фанатов.

Следственный комитет возбудил дело по статье 212 УК (массовые беспорядки) по факту действий участников несогласованного митинга 27 июля. Наказание по ч. 1 Ст. 212 — от 8 до 15 лет лишения свободы. На данный момент СК успел допросить 3х человек, которые пока остаются в статусе свидетелей. Мы попросили экспертов объяснить, какие действия участников публичной акции могут быть квалифицированы как массовые беспорядки.

Глава юридидической службы правозащитного проекта «Апология протеста», созданного при поддержки международной группы «Агора» Алексей Глухов назвал основные признаки массовых беспорядков:

  • насильственные действия;
  • призывы к совершению насилия;
  • серьезный материальный ущерб городской инфраструктуре. 

Юрист считает, что правовых оснований для квалификации действий участников митинга 27 июля как массовых беспорядков нет:

— Даже отдельные инциденты между протестующими и полицией, которые были в субботу, не могут быть квалифицированы как массовые беспорядки. 

Прорывы оцеплений и прочее не входят в состав преступления. Лозунги, которые были на митинге не могут расцениваться как такие призывы.

Если бы протестующие призывали к насилию, например, в отношении полицейских, или звучали призывы захватить Останкино, то это другой разговор.

В какой момент мирный митинг превращается в массовые беспорядки? 

С точки зрения российского законодательства — когда в действиях участников появляются признаки, описанные в Ст. 212 УК. В тексте самой статьи не дается определения понятию «массовые беспорядки», но отмечается, что они сопровождаются «насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти». Соответственно, СК должен доказать, что ставшие фигурантами дела участники акции совершили одно из этих действий.

Международная практика применения наказания за массовые беспорядки также не в пользу Следственного комитета. Директор российского офиса Amnesty International Наталья Звягина отмечает, что подобные статьи редко применяются в западных странах. По ее мнению, применение к участникам публичных акций наказания за массовые беспорядки — скорее характерная особенность стран бывшего СССР. 

Страны — участницы ООН и Совета Европы в первую очередь должны руководствоваться документами, устанавливающими стандарты мирных собраний, и в соответствии с этими положениями, митинг остается мирным даже в случае, если отдельные участники прибегают к насильственным действиям. 

Фото: Михаил Корешков

Алексей Глухов подтверждает, что недавно ООН вновь напомнил государствам об этих стандартах:

— Массовые беспорядки вообще достаточно странная статья, ее может быть и не должно быть в УК. Есть стандарты мирного протеста, они недавно были провозглашены ООН, соучредителем которой является Россия. 

Там есть один из стандартов: протест остается мирным, даже если отдельные участники совершают акты насилия и причиняют существенный материальный ущерб.

Поэтому, если кто-то побил полицейского — он отвечает за то, что он побил полицейского. Это не означает, что другие несколько тысяч тоже вышли не на мирный протест. 

Наталья Звягина приводит в пример отношение властей к акциям анархистов в Германии и «желтых жилетов» во Франции:

— В Европе нет такого понятия как массовые беспорядки, людей там измеряют единицами, а не толпой. Наказание получают отдельные люди за конкретные поступки. Например, на немецких демонстрациях не редкость ситуация, когда на одной половине площади идет концерт и зрители пританцовывают, а на другой ребята в черном переворачивают и поджигают машину, швыряются в полицию чем под руку подвернется. И знаете, что делает полиция?! Нет, она не объявляет всех пришедших наймитами кого-либо. Она аккуратно фиксирует, кто именно кидает и поджигает, а потом передает собранные материалы в суд. Также дела обстоят во Франции — желтые жилеты доставили немало неудобств парижанам. Да, многих задерживали, но Франция видела беспорядки и посерьезнее. Страшный источник уличных дебошей в Европе — болельщики. Но и здесь — чаще на повестке превентивная защита собственности.

«Желтые жилеты» во Франции. Фото: apimages

Звягина также отмечает,  о необходимости защиты прав на мирные собрания неоднократно указывал Конституционный суд. Подход, при котором несколько правонарушителей могут превратить любое мирное собрание в беспорядки, ограничивает законопослушных граждан в праве на выражение мнения,  поскольку они не могут предугадать, что произойдет по ходу дела:

— Стандарты ООН и ЕСПЧ описывают не признаки беспорядка, а почему свобода собраний настолько важна, что городским властям и силовикам необходимо проявлять терпимость к желающим высказаться.

В том числе принимать во внимание, что публичные мероприятия могут внести в привычную жизнь города изменения. И что это нормально.

Болотная площадь, 2012. Фото: ТАСС

Ранее по статье о массовых беспорядках было возбуждено «Болотное дело». Алексей Глухов считает, что «дело 27 июля» может развиваться по другому сценарию. Сейчас оно нужно следствию, что проводить обыски и допросы, тем самым оказывая давление на протестующих:

— Такое же «безфигурнатное дело» расследуется в Екатеринбурге по итогам протестов против строительства храма в сквере. Там даже нет подозреваемых по делу, прошли обыски и опять тишина. Все в статусе свидетелей. Возбуждение дела имеет одну цель — запугивание протестующих и снижение протестной активности перед выборами. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя