Домой Интервью Дагир Хасавов: мусульманин представляет интерес, только если он радикал

Дагир Хасавов: мусульманин представляет интерес, только если он радикал

Дагир Хасавов. Фото WN

В третьей части интервью адвокат Дагир Хасавов рассказывает о положении мусульманской молодежи,  предвзятом отношении к представителям ислама и деле Варвары Карауловой.

Недавно в Грозном были задержаны 12 членов ИГИЛ (запрещена на территории РФ – прим. WN). У них в карманах обнаружили записки о том, что они члены этой организации. Раньше если у человека была борода и короткие штаны, то говорили, что он ваххабит. А сейчас достаточно записки в кармане с напечатанным на русском языке текстом «Я член ИГИЛ» (запрещена на территории РФ – прим. WN). Это же странно. 

Борцы с терроризмом создают уникальные методы. Наверное, это дает возможность получать погоны и должности. Нас это беспокоит. Я считаю, в рамках судебно-правовой системы данные методы используются против мусульман. Есть случаи, когда мы не можем добиться справедливости, у нас нет национальных институтов и площадок, где можно было бы это обсуждать. Я утром и вечером смотрю канал «Спас», где духовные православные лица собираются, обсуждают проблему церкви в Екатеринбурге. Люди выступают против, говорят об этом – у них есть какая-то площадка. А у мусульман ничего нет. Поэтому образованная часть нас никого не интересует. Мусульманин представляет интерес, только если он радикал. К сожалению, таков запрос общества в наше время. Молодежь этому поддается.

На Кавказе все больше «закручивают гайки». Но там нет рабочих мест, молодежи работать негде. Куда идти? Они приезжают сюда, смотрят – люди на машинах ездят, думают: «Что же мы, не мужчины? У нас ничего нет». На такси денег нет. Конечно, это не повод преступать закон. Молодежь должна быть с родителями, пока не вырастет, не окрепнет. Если бы дома была работа, кто бы их сюда отпускал?

Некоторые говорят: «Мы боимся однажды проснуться в исламской столице», подобное заявление от кремлевской журналистки вызвало большой резонанс. А что значит боитесь? Это уже произошло. Зимой открой окно, посмотри, кто там снег убирает – таджик, узбек. 

Нужно не просто создавать мечети, муфтияты, которые повторяли бы политику власти. Необходимо, чтобы они на основе религии объясняли людям, как себя нужно вести, потому что всем мусульманам предписано уважать людей Писания – а это представители всех остальных религий: православия, иудаизма.

По мечети в Калининграде мы тоже довели дело до Европейского суда. Оно не обычное, уже 4 года находится там. Но в среднем иски рассматривают 5 лет. И сейчас ожидается решение по группе из девяти человек. До сих пор не подготовлен протокол судебного заседания. Как только мы пройдем апелляцию, сразу же обратимся в Европейский суд. Здесь есть небольшие подвижки, спасибо за это уполномоченному по правам человека России. Мы создали комиссию благодаря Пономарёву, инициативе башкирских матерей, к которой подключились крымские адвокаты, чтобы подготовить решение по членам этой организации, запрещенной на территории РФ. Если будет идти по прежнему пути, вся молодежь будет сидеть в тюрьме. Соответственно, для их семей, детей посадившие – враги. Сроки же большие – от 10 лет. Раньше за ограбление казны столько не давали. А сейчас дают просто за то, что люди изучают не ту литературу.

Мы видим парадокс. Трое сели: узбек, киргиз и таджик. Плов покушали и заодно порассуждали о вечном мире: вот так было бы лучше, был бы шариат, было бы хорошо. И всё – ячейка! А руководитель ячейки может получить срок от 20 лет до пожизненного. Это очень серьезные статьи, спасибо Яровой. 

Когда мы изучали право, нас учили, что иногда закон отстает, иногда идет впереди. Как защитнику прав мусульман мне пишут: «Почему ты обращаешься в эти структуры? Они ведь ненавидят мусульман и все равно будут судить, им достаточно, что человек мусульманин». 

Поэтому должны быть площадки. Муфтияты, адвокаты – мы должны готовить какие-то предложения, возможно, даже по изменению законодательства. Власть считает, что она сама принимает решения. У нас все поменялось: если в нормальном государстве законодательная власть разрабатывает законы, то у нас исполнительная власть определяет, какие законы надо принимать. Так делал Туркменбаши: он давал задание Меджлису, какие законы ему нужны, чтобы справиться со своим народом.

— Недавно Варвара Караулова вышла по УДО. Во время процесса мама и кое-кто из свидетелей сказали, что она больше не мусульманка, ходит в храм, общается с батюшкой. Можно сказать, что ее приговор – отчасти за веру, за то, что она приняла мусульманство?

— Что касается Варвары Карауловой, я эту историю знаю не понаслышке. После того как ей дали 4 года, со мной в Facebook связался ее отец Павел Караулов. Он написал, что слышал обо мне, хотел бы встретиться. Я назначил встречу, он приехал ко мне в офис и был настолько опечален, в шоке, даже не знал, что сказать. Говорил, что своими руками вернул дочь и ее посадили на 4 года. Я знал, что происходит, но не отслеживал сам процесс. Он пришел ко мне, потому что в деле были именно религиозные факторы, я защищаю мусульман, а его дочь пострадала, потому что сама приняла ислам и ехала к мусульманину. Я изучил дело, вступил в него. Как раз в это время оно уходило из Окружного военного суда в коллегию по делам Верховного суда. Я поехал в ВС, прочитал все материалы дела, в том числе и позицию защиты. Было три адвоката: Новиков, Бадамшин и Алиев. Позиция была понятная. Когда я все прочитал, мы снова встретились с Павлом Карауловым. Я ему сказал, что считаю приговор несостоятельным, но нужно поменять стратегию защиты.

Не учли то, что ее задержали в Килисе, это практически в 300 м на границе с Сирийской республикой. Задержали турецкие спецслужбы. Я тюркоговорящий, читаю турецкую прессу и прочитал во многих газетах Турции, что у их Интерпола нет сведений о связи девушки с ИГИЛ. Это крайне важно. Российские спецслужбы ее не задержали, они ее упустили: она купила билет, уехала, уже сидела в Стамбуле. Надо отдать должное активности отца: он поднял всех, он поехал туда и нашел, когда она была в изоляторе для иностранцев. Но задержали ее турецкие спецслужбы, соответственно, первичная информация у них. Надо полагать, турецкая разведка тоже работает. И если бы у них не было сведений об отсутствии связей, они бы об этом не заявляли.

Я сказал, что готов, вступив в дело, вылететь в Анкару и получить эти сведения сначала через своих коллег. Я являюсь адвокатом организации, которая находится в 134 странах мира, поэтому мы имеем возможность быстро получить нужную информацию. Уже потом процессуально мы ее получаем через МИД. Павлу Караулову это очень понравилось.

Были и другие моменты в деле: к ней претензий не было, ее отпустили и привезли на дачу к отцу. По просьбе сотрудников ФСБ (это отражено в материалах дела) она выходила на связь с бывшим возлюбленным. Она делала то, что ей говорили, а вот в материалах дела можно прочитать, что она инициативно вышла на связь. Это несправедливо и недостойно. Девушке 19 лет, она в полной растерянности, возможно, думала, что оказывает большую услугу нашим органам.

Что касается ислама. Я читал ее пресс-конференцию, она сказала: «Я не в исламе». И в ислам она якобы пришла принудительно. Но на это не нужно обращать внимание, она запуталась. Не в вере: в веру приходят добровольно. Студенты, которые давали показания против нее, единственный упрек высказывали в ее адрес – она запиралась в туалете и молилась. Но она вынуждена была от всех изолироваться и обращаться к богу даже в таком не совсем чистом месте. Потому что, если бы она молилась в коридоре, ее бы осуждали. Это же не вина Карауловой. Это показатель болезни общества, существующей дискриминации даже в студенческой среде лучшего вуза. Нужно заниматься этим, а не гнобить человека за то, что он пришел к другой вере. Конечно, виноват и ее «виртуальный возлюбленный», который сыграл на чувствах девушки. Но почему посчитали в приговоре, что она «имела умысел вступить в Исламское государство»? Откуда это видно? Она никуда не хотела, она хотела просто замуж выйти. И в переписке зафиксировано уже службами ФСБ, что она интересовалась у этого человека, как попасть в Египет. Потому что напоследок тот говорит: «Я принял решение – я шахид. Все мои друзья ушли, кто мне понравится – умирает. Аллах забирает лучших, мне этот мир не нужен, я уже тоже иду». То есть чуть ли не прощается с ней, а она интересуется не войной там, а спрашивает, как попасть в Египет, чтобы там изучать религию. Как эти два факта можно было не оценить?

Когда она попала в изоляцию «Лефортово», к ей не пришел ни один имам. По большому счету, это на их совести. Она не должна была их об этом просить, достаточно того, что было написано в СМИ: все-таки был использован религиозный фактор, эта тема муссировалась. Любой имам мог прийти и послушать ее: может, сестра по вере нуждается в поддержке. Судебного приговора же еще не было. Почему поп приходил к ней? Она же не просила об этом. Но пришли: он одно говорил, защитник другое. Очень жаль, что адвокаты даже после приговора не смогли показать, что там нет события преступления, признаков состава. У нее не было цели ехать воевать. Но в подтверждение обратного приводят то, что она якобы готовилась, ходила в секту, занималась боевыми искусствами и как раз хотела быть боевой единицей. Тогда каждый, кто качается, на войну собирается? Сейчас все занимаются спортом и все нормально.

— Как вы считаете, почему все-таки имамы не пытаются воздействовать на государство, на служебную систему, чтобы повлиять на эту проблему? Ведь оправдательные приговоры почти не выносятся.

— Не ставят этот вопрос, потому что прекрасно существуют в той системе, которая создана. Она благоприятствует им, в том числе и для их материального состояния. Чаяниями мусульман масштабно они не занимаются, а если бы занимались, то не допустили закона о создании тюрем для мусульман. Потому что изначально в Госдуме депутат из Кабардино-Балкарии сделал такое предложение. Я осознавал, что этот закон будет принят, и в последующем это будет использовано против мусульман. Но мы понимаем: 20 млн мусульман, происходят большие миграционные процессы. Я сам переехал сюда из Ашхабада после распада СССР и думал, тут только славяне живут и немного кавказцев. Но я обратно будто в Азию попал, будто из Ашхабада не уезжал. Но меня это не напрягает, потому что я привык. А кого-то напрягает.

Что мы даем мигрантам? Машину такси? Да, могут 10 киргизов по одним правам работать – сотрудники ГАИ их отличить не могут. Они сами об этом говорят. Поэтому есть определенная проблема. Я в 2012-м выступал, много проблем себе нажил, говорил, что нужно инкорпорировать исламское право, использовать его элементы в рамках светского права. Все равно люди придерживаются этих правил, придерживаются кулуарно, сами разбираются где-то в кафе, на улицах, за мечетью, около кладбищ. Как это отрегулировать? Ведь по шариату мусульманин не может заявить на своего брата. Когда я об этом говорю, меня называют сумасшедшим. А я просто знаю, если пойду заявлю сотрудникам на своего брата по вере, мне скажут: «Ты что, не мужчина? Или не мусульманин?».

Такие моменты нужно использовать. Кто это может делать? Раз есть Совет муфтиев Российской Федерации или Верховный муфтий Таджуддин в Башкортостане, они должны проанализировать происходящее. Мы ведем процессы, но со мной ни разу не встречался муфтий, которого интересовало бы, почему судят имамов. Почему осуждают за отправление религиозных обрядов? Ведь государство вмешивается в дела мечети, в дом бога, это недопустимо. Но наши религиозные лидеры этого сказать не могут. И я считаю, не могут, потому что существует ряд фондов, в том числе Фонд развития мусульманского образования и науки, которые не финансируют защитников мусульман, а направляют средства в эти же духовные управления. Мир стал материальным. Прекрасная мечеть, рядом можно построить резиденцию. Несколько раз в году можно в Кремле с Путиным встретиться, иногда патриарх приглашает, кресты раздает нашим муфтиям, а они с удовольствием их принимают. Вот они и живут в этом кругу, это их жизнь. Поэтому и видится мне опасность в том, что люди сами по себе остались. Киргизы в боевых клубах тренируются – на всякий случай, надо же защитить себя, если закон не защищает. Муфтии должны заниматься этим, но они заниматься этим не будут. Потому что в большей степени они создают конкурирующие организации: одна структура конкурирует с другой за близость к власти. Соответственно, близость к власти – это успешность. И их это устраивает.

Когда-то абай, который жил в XI веке в Казахстане, обращаясь к таким муфтиям, говорил, что вера должна быть не на языке и в чалме, а в душе. Если человек богобоязненный, он должен думать о судьбах единоверцев. К сожалению, этого не происходит. Потому что массовые аресты членов «***» (запрещенной в РФ организации – прим. WN) должны были инициировать муфтият, хотя бы слушания сделать, а мы бы, адвокаты, обосновали уже незаконность этого, хотя бы потому что нигде в мире та организация не совершила ни одного теракта. Это по запросу азиатских диктаторов, среди которых ушедший Каримов, организацию признали террористической у нас в стране. И наша молодежь теперь уходит в тюрьму, соответственно, радикализируется общество.

Мы знаем, что источником права являются адаты, обычаи, традиции. И если закон это не учитывает, то он работает не на мусульман. Они будут против этого. Это нужно правильно донести, не в ультимативной форме, а сказать, что так должно быть и так было изначально.

 

6 КОММЕНТАРИИ

  1. По дяденька 2 ая службам ФСБ плачет горьким слезами (Защита конституционного строя и борьба с тероризмом). То есть этот уважаемый адуакат презывает фактически ввести на территории РФ нормы шариата, выражаясь модным словом инкорпарировав их в светские законы. Хотелось бы напомнить уважаемому адуакат, что мы живём в свеском государстве, его территория едина и на пределах этой территории все равны перед законом. Почему надо изменять закон в угоду муслимам? Их не большинство. Начнётся с того, что мусульманин не может на мусульманина заявление подавать, потом окажется, что мусульмане будут подсудны своим судам, их нельзя судить общими судами. А там глядишь и убийства мусульманами не мусульман будут оправданы религиозными мотивами да и джихад будет делом по сути богоугодным. По сути дяденька эксплуатирует тему исламской религии, типа очень актуальную и как всегда выставляет мусульман страдальцами за веру, мол мусульман преследуют не за то, что они преступники, а за то, что мусульмане. Но при этом, если совершается тер акт, или накроют за бандитизм очередную шайку с Кавказа или из Азии то сразу же те-же муслимы начанают орать в один голос, что у преступности вообще и у терроризма мол нет национальности. Это чистой воды лицемерие. Если брать исламские регионы северного Кавказа, по скольку мы речь об РФ ведём, то работа там есть, просто работать ни кто не хочет, как сказал сам алуакат они же мужчины! Плюс доступные гаджеты, наслушаются там мудрых проповедников, о том, что масульман э должен уважать всех людей книги, но жузью при этом с них получать. И все, вперёд, в Москуа! Они ведь мужчины, муджахиды!
    • Дагир не призывает к смене конституционного строя. Он лишь говорит, что мусульмане могут судиться друг с другом по шариату, так как законодательство РФ уже подразумевает медиацию и третейские суды. У государственных светских городских судов нет монополии на правосудие.
      • Уважаемый читатель, Конституция РФ предусматривает отправления правосудия только судом! Это принцип закреплён в Федеральном Конституционном законе о суд о устройстве, в отраслевых кодифицированных законах — УПК, АПК, ГПК. А гр-н Хасавов выступает против этого конституционного принципа, предлагая по сути ввести законы шариата на территории РФ, это нарушает нормы конституции и в последующем превелет к проблемам территориальной целостности РФ, так как свое религиозное правосудие в регионах это по сути выход из судебной системы РФ. Причём надо отметит, что мусульман в России не большинство, и страшно сказать есть ещё помимо мусульман будисты, иудеи, и страшно даже сказать Православные Христиане. Им тоже свое правосудие вводить? Наверное государство это общие правила, в том числе и правосудия для всех, кто находиться на его территории, для граждан и не граждан, для Русских и не русских, и для лиц любого вероисповедания. Что касается медитации, то это досудебные или даже вне судебные процедуры. Они возможны по гражданским делам, по уголовным частного и частно публичного обвинения то есть по тем категориям дел, где отраслевыми процессуальными нормами предусмотрен отказ от иска, мировое соглашение или примирение сторон, а так же отказ от обвинения. В остальном медитация смысла не имеет, потому, что например по публичной категории преступлений отказ от претензий с потерпевший стороны не допустим законом. А г-н Хасавов призывает мусульман не писать заявления на мусульман. Эту идею мог подсказать только восполенный разум. Причём первыми от неё горя хапнут сами же правоверные. Есть у нас в стране уже один регион, где почти так. И там при убийстве, если его совершил влиятельный человек к родственникам приходят примирители и говорят мол вот, деньги берите, а не то….. Вообще, это архаизация общества и погружение его в средневековье. Хотя с учётом реалий Кавказа было бы интересно на это посмотреть. В Дагестане все будет по нациям. Два муслима, Аварец и Кумык к примеру. Кто там будет больше катиртваться? В Ичкерии тейпы будут мериться силой. Только не надо говорить, что придёт добрый Седой муфтий в челме и всех рассудит по шариату. У советского судьи хоть декларативно прописан ные гарантии независимости есть, а у имама муфтия и прочего.? Вот так вот. Кстати Ал Руси после имени обычно у русских которые веру предали обычно… Это прескорбно. Предательство один из смертных грехов.
        • Речь идёт именно о ФЗ «О третейских судах…», «Об альтернативной процедуре урегулирования споров…» и так далее. Именно на данные ФЗ можно опираться, нужны лишь небольшие законодательные изменения. Иудеям никто не запрещает лоббировать аналогичные вещи. Кстати, в Российской империи, которая была даже не светским, а православным государством, мусульмане Средней Азии имели свои суды и судили друг друга по шариату. При этом государство Российская империя функционировало вполне нормально. Нет ничего страшного в том, если, к примеру, драку двух мусульман-граждан РФ будет расследовать шариатский судья и затем приговаривать виновного к денежной компенсации потерпевшему. Это внутреннее дело уммы. Сюда участковый не должен лезть. На Кавказе подобные суды прямо сейчас функционируют. И порядка в обществе от работы таких судов стало больше, а не меньше. Брат Дагир никого не призывает не писать заявления. Он лишь сказал, что Ислам запрещает мусульманину писать жалобу в секулярную полицию, если он хочет пожаловаться на другого мусульманина. Таков хукм алимов Ахлю-с-Сунна. При этом если мусульманина избил кяфир, то Ислам ему вполне позволяет вызвать МВД и написать заявление. Что касается Кавказа, то сейчас шариатское правосудие там лишь набирает обороты, оно далеко от идеала, но гораздо справедливее светского суда. В будущем, иншаЛлаh, кадии будут более образованными и более беспристрастными. Не будут смотреть ни на манхадж, ни на акыду, ни на этническое происхождение брата. > у русских которые веру предали обычно… Это прескорбно. Предательство один из смертных грехов. Вы уж определитесь — или вы за светское государство с конституцией, или за инквизиторское с Инджилем. Если первый вариант, то свобода вероисповедания в РФ гарантирована конституцией всем, включая русских. И далеко не все русские принимали православие до того, как прочитали шахаду. Так что не надо пафосных слов про «предательство». Ибо термин юридически ничтожен.
          • Не все русские принемали православие до того, как прочитали шахаду…. Интересно а предки у этих «русских» были? Если они конечно Русские. Под Спасом Нерукртворным Русские изгоняли татар, боролись с ногами и прочими басурманами. Потом покаряли кавказ и Азию кстати. Да в начале 20 ого века к власти пришли евреи коммунисты, которые запретили Православную веру. Но если человек считал себя Русским, а не советским он верил во Христа. А те, кто вроде русские по рождению но не вербовали, те Иваны родства не помнящие. И ни собственную историю не знают ни веру. Я помню после Чеченской компании столкнулся с проявление «исламской болезни». Сам я там был 2 недели в 2001 году, но многие из тех кто потом приезжал какую ту околесицу несли, мол вот ислам, кавказ, а начинаешь с ними говорить, а что они о себе знают, о Русских, о вере, так полный «0»!!! Когда расскажешь все мол вот, а мы и не знали…. Что касается государства, то я за светское государство, основанное на общепринятых человеческих нормах. Веру я ни чью отрицать не собираюсь, если она не становиться опасной для остальных, как радикальный ислам. А про грех предательства это не пафос…..
        • Я ничем не обязан ни русским, ни православным, ни православию как религии. Я лишь обязан России как государству: обязан платить налоги и переходить дорогу на правильный свет светофора. Я знаю множество мусульман, которые отказались от атеизма и фольклорного идолопоклоннического православия и приняли Ислам — истинную религию для всего человечества. Чего и вам желаю. Вам в любом случае придётся смириться с тем, что Россия — светское государство, у которой нет и не будет (иншаЛлаh) государственной религии и государственной идеологии. И с тем, что русский — не значит православный.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя