Домой Экспертное мнение Конфисковать нельзя оставить. Что говорят эксперты о предложении отбирать имущество у коррупционеров

Конфисковать нельзя оставить. Что говорят эксперты о предложении отбирать имущество у коррупционеров

Александр Бастрыкин Фото с сайта irk.ru

Никогда такого не было, и вот опять. У нас уже была норма, по которой у любого можно было конфисковать имущество, если доказано, что получено оно преступным путем. Такая мера наказания существовала в Уголовном кодексе до 2003-го. И вот Александр Бастрыкин, глава Следственного комитета, в интервью «Известиям» предложил вернуть эту меру. Цель – повысить уровень эффективности возмещения ущерба от коррупционных преступлений.

Изменения надо внести в статью 44 УК РФ (виды наказаний), считает Бастрыкин. Сейчас в списке мер:

  • штраф, 
  • лишение права занимать определенные должности, 
  • обязательные и исправительные работы,
  • ограничение свободы,
  • арест,
  • пожизненное лишение свободы, 
  • смертная казнь (с 1999-го действует мораторий Конституционного суда).

Что касается конфискации, то ее внесли в УК в связи с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. А в 2003-м статья 52, которая и описывала эту меру наказания, утратила силу. И сейчас по статье 104.1 УК РФ (Конфискация имущества) конфискация предусмотрена, только если деньги, ценности или иное имущества, человек получил, совершив убийство, использовав рабский труд, через взятку или в результате торговли людьми.  

Что же нового в предложении Бастрыкина? По мнению главы СК, использовать конфискацию надо «с указанием возможности ее применения в санкциях конкретных статей Особенной части Уголовного кодекса России по преступлениям коррупционного характера».

Бастрыкин привел любопытные данные: 

  • за 2018-й по коррупционным делам было изъято средств и имущества почти на 2 МЛРД ₽,
  • добровольно возместили более 1,6 МЛРД ₽,
  • на более чем 15 МЛРД ₽ был наложен арест. 

Также Александр Бастрыкин предложил дать следователям доступ к банковской тайне на стадии доследственных проверок, без решения суда. Такое изменение предлагается внести в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности». Зачем? Чтобы у коррупционеров было меньше возможностей скрывать свои «левые» доходы. 

Сейчас же следователи могут запрашивать данные о клиенте банка, его счетах, вкладах и операциях, только если на него заведено уголовное дело.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя эти предложения, сказал, что идея о конфискации имущества нуждается в экспертной проработке. 

И что же скажут эксперты?

Анатолий Кучерена, адвокат, глава Общественного совета при МВД: 

— У нас достаточно инструментария для того, чтобы успешно профилактировать и заниматься борьбой с коррупцией. То, что предлагает Александр Иванович, на мой взгляд, избыточно, потому что вопрос не в том, что сегодня нужно предоставить следователям и операм еще дополнительные полномочия, чтобы эффективно бороться с коррупцией. Понятно, что для этой борьбы нужны высокопрофессиональные сотрудники полиции, следственных органов, которые сумеют раскрывать эту категорию преступлений. А она достаточно сложна. Наверное, обычный сотрудник, даже имея высшее юридической образование, не сможет эффективно, профессионально раскрывать такие преступления. Александр Иванович неоднократно говорил, что необходимо готовить высокопрофессиональных специалистов, в том числе и в Следственном комитете России. И на этом надо делать акцент. 

А что касается коррупционеров, есть же статья 104.1 Уголовного кодекса (Конфискация имущества), есть статья 81 Уголовно-процессуального кодекса (Вещественные доказательства) – они дают возможность при наличии доказательств, определения вины судом, во время избрания меры наказания эффективно взыскивать суммы, которые были добыты преступным путем.    

Дмитрий Барсуков, адвокат:  

— Статус охраняемой законом банковской тайны, безусловно, необходимо сохранить. И существующий судебный порядок получения, например, выписки по счету, на мой взгляд, не требует изменений. Зачастую следствие сталкивается с проблемой, когда определить наличие или отсутствие события преступления можно, только имея на руках выписку по счету. Как правило, уже на стадии доследственной проверки следствие обладает информацией о том, какой контрагент и за какой период должен быть проверен, однако у него нет возможности ходатайствовать, а у суда – рассмотреть такое ходатайство по вопросам предоставления сведений, составляющих банковскую тайну. На мой взгляд, необходимо предоставить следствию право возбуждать перед судом ходатайство, а суду – рассматривать его на стадии доследственной проверки, но ограничить вопрос предоставления данных конкретным контрагентом или ограниченным временным периодом. 

Павел Зайцев, член президиума Национального антикоррупционного комитета (бывший старший следователь по особо важным делам): 

— Это положительная тенденция. Единственное но: здесь нужно взвешенно подходить к конфискации имущества, которое принадлежит не самому лицу, обвиняемому в коррупционном преступлении, а его родственникам. Потому что следователи не разбираются, да и суды тоже огульно могут арестовать имущество дочери, матери и так далее. Это нужно делать только в том случае, если эти родственники не смогут подтвердить легальный доход и то, что они это имущество купили на средства, которые заработали. Если их легальный доход позволяет приобрести это имущество, а на него наложат арест, то, конечно, здесь уже нарушаются их права. У нас следователи особо не разбираются. А в остальном я, конечно, полностью поддерживаю – конфискация должна быть. 

Александр Бурчук, юрист, руководитель практики расследований в сфере кредитно-финансовых отношений и защиты прав вкладчиков: 

Это поможет в раскрытии преступлений и однозначно сократит срок проверки – оперативнику по заявлению нужно добиться санкции суда на получение выписки, а это занимает от недели до месяца. В случае с массовыми «телефонными» мошенничествами или фишинговыми сайтами, когда преступники меняют интернет-кошельки каждый день, без данной поправки невозможно вообще раскрыть преступление именно из-за волокиты. Если, как в цивилизованных странах, сделать категорированный онлайн-доступ к этой информации, то можно вообще победить целые виды интернет-преступлений и мошенничеств.

Анатолий Борисович Выборный, член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции: 

— Если во время совершения преступления его объектом являлось то или иное имущество – от дачи и квартиры до денежных средств, то, конечно, оно изымается в ходе следствия, передается законному владельцу или государству. Необходимо тщательно изучать, что стало предметом правонарушения и какие это повлекло уголовно-правовые последствия. И санкции должны быть соответствующие. А к изъятию всего имущества надо подходить очень аккуратно. Потому что преступление преступлению рознь. Есть такие, которые направлены на подрыв экономических отношений, обороноспособности страны, за них, конечно, должны быть более серьезные санкции, в зависимости от причиненного ущерба. Сейчас у нас антикоррупционное законодательство очень развитое. Напомню, что на первом этапе работы над ним как раз-таки усиливали карательную политику. В настоящее время предусмотрено не только лишение свободы, штрафные санкции, в том числе и для юридических лиц, чего раньше у нас не было, но также и обращение в доход государства имущества, происхождение которого правонарушитель на может объяснить. Это касается и гражданско-правовых отношений.

На мой взгляд, государственная политика в области противодействия коррупции достаточно взвешена, она дает возможность гибко подходить к самым разным правонарушениям: уголовным, административным. Поэтому сейчас, учитывая более чем динамичную государственную антикоррупционную политику с точки зрения законотворчества, целесообразно остановиться, провести тщательный анализ правоприменительной практики и только после этого уже принимать решения, вводить какие-то новшества. Я бы пока не торопился с какими бы то ни было инициативами на этот счет. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя