Домой Экспертное мнение Правозащитники о новом видео пыток: «Во ФСИН ничего не поменялось»

Правозащитники о новом видео пыток: «Во ФСИН ничего не поменялось»

Фото из открытых источников

Ранее видео было удалено сотрудниками ИК, но экспертам удалось его восстановить. Правозащитники рассказали, станет ли восстановление считавшейся утерянной записи прецедентом для запроса подобных экспертиз в ходе проверок заявлений о пытках.

«Новая газета» опубликовала видео, на котором сотрудники ИК-1 Ярославля избивают заключенных. Запись была получена юристами фонда «Общественный вердикт» из материалов дела о пытках заключенного Евгения Макарова, возбужденного год назад. Сотрудники колонии удалили запись, но эксперты Следственного комитета смогли ее восстановить. По факту противоправных действий представители «Общественного вердикта» обратились в прокуратуру.

Мы узнали у правозащитников, которые отстаивают права жертв пыток в колониях, повлияло ли расследование издевательств над Евгением Макаровым на методы работы ФСИН и может ли восстановление утраченной записи стать прецедентом для возобновления проверок по фактам избиений заключенных.

Глава правового департамента фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров считает, что восстанавливать якобы исчезнувшие записи нужно, но доказать факты пыток можно и без этого

Алексей Федяров
Фото с сайта zekovnet.ru

— Я очень критично отношусь к тому, что экспертизы проводятся в СК, потому что это полностью подчинено ведомственному руководству, оно импульсивно и непоследовательно. Но в части компьютерной экспертизы – там работают специалисты на грани гениальности, они умеют делать очень серьезные вещи с компьютерами и носителями информации. Я исключительно приветствую то, что произошло, и считаю, что по всем материалам, где говорят, что запись стерлась, надо назначать техническую экспертизу. Это элементарно. Они же не умеют переформатировать жесткие диски видеорегистраторов, поэтому все можно восстанавливать. В деле по избиению Евгения Макарова было отказано в возбуждении уголовного дела даже при наличии видеозаписей. Следователь их изучал и отказывал в возбуждении уголовного дела. У нас огромное количество дел по убийствам, изнасилованиям, взяточничеству направляется в суд без какой-либо фиксации преступления на видео, почему такое исключение именно для ФСИН? Почему нужно, чтобы видеорегистратор зафиксировал, как сотрудник ФСИН бьет заключенного? Почему словам осужденных нельзя верить?

Федяров уверен, что изменение методов работы ФСИН и отказ от использования систематических избиений заключенных может произойти, только если будет принято соответствующее решение высшего руководства. По его словам, сейчас сотрудники ФСИН больше обеспокоены обнаружением каналов утечки скандального видео, чем изменением системы. 

Пресс-секретарь фонда «Общественный вердикт» Олег Новиков констатирует, что эффективное расследование пыток в колониях по-прежнему начинается только после общественного резонанса и публикации видеодоказательств:

— Видеозаписи, которые были утрачены намеренно или случайно, восстанавливаются. Мы и в прошлом году надеялись, что после Макарова это вопрос будет решен. Но пока это удается только в Ярославле, потому что следствие эффективно работает по основному делу о пытках Макарова. То, что после публикации видео в Ярославле все-таки началось расследование и привлечены к ответственности бывший начальник колонии и его зам по безопасности – это большая удача. Но какое-то серьезное движение начинается, к сожалению, только если через СМИ выходят наружу железобетонные доказательства преступления. Обращения, показания свидетелей – все это не работает. Проводят формальную проверку и не находят доказательств. Мы каждый раз взвешиваем все за и против, потому что заключенные находятся в заложниках, и проводим долгую работу, чтобы обеспечить их безопасность после сообщений о пытках.

Новиков заявил, что из разных концов страны продолжают поступать такие сообщения. Так называемая «воспитательная работа» в колониях по-прежнему производится с применением дубинок и спецсредств:

— Нам постоянно поступает информация, что заключенных избивают при перевозке, перед карантином, как только они прибывают в колонию. В 2017-м осужденный по «Болотному делу» Иван Непомнящий и Руслан Вахапов к нам обращались: там были обысковые мероприятия, сотрудники соседних колоний и спецназ ФСИН прогоняли заключенных через строй, просто избивая. Мы долго пытались возбудить уголовное дело, но ничего не получилось. Несколько раз публиковалось видео из уральских колоний, когда на улице возле лесопилки спецназовец подходит к каждому заключенному и ударяет, но там все в масках.

Юрист фонда «Общественный вердикт» Леонид Абгаждава соглашается, что заключенные часто не могут заявлять об издевательствах и избиениях, опасаясь продолжения насилия. И это более серьезное препятствие для установления факта пыток, чем отсутствие доступа к записям с видеорегистраторов.

— Мы проводили опросники. Пока не подводили итоги, но уже сейчас могу сказать, что каждый второй опрошенный заключенный отмечает, что пытки были. Подступиться к людям не так-то просто. Даже если наш адвокат приезжает в колонию, это не значит, что человека потом не тронут. Поэтому обращения не сильно отражают масштаб проблемы. «Общественный вердикт» предлагал, чтобы записи с видеорегистраторов хранились на «Облаке», а не в самой колонии. Это могло бы частично решить проблему, но мы и сейчас видим, что восстановить видео можно, но у прокуратуры нет заинтересованности делать это. 

Уголовное дело по факту пыток заключенного ИК-1 Ярославля Евгения Макарова было возбуждено в прошлом году. Обвинения предъявлены 15-ти бывшим сотрудникам колонии. Этому предшествовало появление в сети видео с избиениями Макарова, которое удалось получить адвокату «Общественного вердикта» Ирине Бирюковой. После этого женщина сообщила о поступающих угрозах в ее адрес и была вынуждена на время покинуть страну.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя