Домой Колумнисты Отель строгого режима: нарушение закона или унижение достоинства

Отель строгого режима: нарушение закона или унижение достоинства

В Тюменской области Следственный комитет возбудил уголовное дело против начальника местной колонии. По версии следствия, с марта 2018-го по май 2019-го он получал по 100,000 ₽ в месяц за то, чтобы для одного «особого» заключенного создавались комфортные условия содержания. При том, что это колония строгого режима. Осужденному была предоставлена практически квартира на территории ИК, где он мог свободно разговаривать по телефону, смотреть телевизор, пользовался интернетом. 

Колумнист White News адвокат Ярослав Михайлов: об особых условиях содержания.  

ВИП-камеры уже давно существуют практически во всех следственных изоляторах. И обстановка с условиями в них не хуже, чем в гостиницах с 3-4 звездами. Выглядит такая камера как просторная и уютная комната со всем необходимым для комфортного проживания. Здесь и мягкая мебель, и ковры, и двуспальная кровать со свежим бельем. Из техники – телевизор с аудиосистемой, а из электроприборов – холодильник, набитый продуктами, микроволновая печь и чайник. И это как минимум.

Фото: пресс-служба УСК по Тюменской области

Стоит сказать, что все это находится не в типичной тюремной камере с едва окрашенными стенами, а в отремонтированной комнате с новыми обоями и паркетом. Иногда заселение в камеру повышенного комфорта может являться тактикой следователя, заинтересованного в даче показаний. Но и другие варианты не исключены: взятка или авторитет вора в законе. ВИП-камеры зачастую оборудуют и для БС (бывших сотрудников) правоохранительных органов. Там есть практически все: от компьютера до холодильника, полного продуктов. Зачастую диски с фильмами у них берут сотрудники СИЗО. Знаю случаи, когда работники изолятора брали деликатесы у БСников, закрывая глаза на нарушения режима и наличие сотовых телефонов в камере. 

Так было, например, в СИ-3 города Бугульмы в Татарстане, где камера БС была оборудована холодильником, телевизором и компьютером. 

Есть ВИП-камеры и в ИВС. Для своих «больших» начальников и чиновников (такая была в ИВС в Набережных Челнах). А в прошлом году при посещении одного из корпусов СИЗО «Матросская тишина» члены московской ОНК обнаружили камеру, в которой имелись два окна, кровати с новым постельным бельем, санузел с вытяжкой и элитной сантехникой, а также настенный телевизор и холодильник с деликатесными продуктами. И камеру эту оборудовали на средства осужденных, которые в ней сидели. Возмущению правозащитников не было конца: мол, а другие-то осужденные живут в нищете. 

Но я не вижу здесь никакого криминала: если государство не имеет возможности оборудовать камеру по минимальным стандартным правилам, то это не повод отказываться от помощи осужденных в оборудовании таких камер: осужденные уходят, а камеры остаются (существует практика, когда осужденные оборудуют свои места, скажем, в СИЗО, и подписывают документы о передаче этих холодильников, телевизоров и прочих удобств изолятору). Но наши правозащитники посчитали их незаконными. Хотя лучше бы они посчитали незаконными те камеры, где не созданы условия для осужденных, которые не соответствуют даже минимальным стандартным правилам, нахождение в которых ЕСПЧ приравнивает к пыткам, унижению… Но по мнению правозащитников, нормально оборудованные камеры в соответствии с требованиями ЕСПЧ – «это как-то странно». И все в том же 2018-м, Пленум Верховного суда России обсудил проект постановления, фактически запрещающего ВИП-камеры и прочие привилегии для заключенных. Если кому-то в колонии или СИЗО создали особый комфорт, это будет поводом для административного иска в суд к руководству казенного дома: все должны сидеть в ненадлежащих и унижающих человеческое достоинство условиях. И сейчас ЕСПЧ (начиная с дела «Калашников против России») удовлетворяет практически все жалобы на содержание в таких камерах в СИЗО.

ID автора

Ярослав Михайлов, заведующий юридической компании “Право-законЪ”

Правозащитник, Член ЦИК ПСОВД России (Профсоюз сотрудников органов внутренних дел).

В 90-е служил в должности следователя в СО АОВД УВД г. Набережные Челны, затем работал на разных должностях в коммерческих структурах. С 2009 г. занимается деятельностью в области права.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя