Домой Публикация Дело о пытках в Ярославской колонии даст понимание, возможно ли с ними...

Дело о пытках в Ярославской колонии даст понимание, возможно ли с ними бороться

15 сотрудников ФСИН, обвиняемых в избиении осужденного Евгения Макарова, начали знакомиться с материалами дела.

Пожалуй, самое громкое и показательное дело о пытках в колонии подходит к финишной прямой. Напомним, 20 июля 2018 года в сеть попало видео издевательств, избиений и пыток в ярославской исправительной колонии № 1 (ИК-1) осужденного Евгения Макарова. Под следствием оказалось сразу 15 сотрудников пенитенциарной системы. Безусловно, с началом следствия все были уволены, в том числе врио начальника колонии и два его заместителя. Следственный комитет год вел расследование. На данный момент все материалы уголовного дела отданы для ознакомления фигурантам. Адвокат правозащитного фонда «Общественный вердикт» Ирина Бирюкова, представляющая интересы Евгения Макарова, поделилась некоторыми подробностями самого нашумевшего дела об избиении осужденного. Мы приводим цитаты правозащитника.

  1. Суд в сентябре?

«Все обвиняемые начали знакомиться с материалами дела. Кто самостоятельно, кто с адвокатами. Кто-то знакомится быстро, кто-то очень медленно: с нашей точки зрения, специально затягивают. Насколько этот процесс растянется, мы не знаем. Я предполагаю, и это очень оптимистичные прогнозы, что ознакомление с материалами займет не более двух месяцев. И надеюсь, что в сентябре дело начнут рассматривать в суде. Сейчас всё осложняется тем, что идет сезон отпусков, и не все адвокаты работают. Мы это учитываем. Но если будет понятно, что некоторые сотрудники будут намеренно затягивать время, то следствие будет ограничивать их в сроках через суд».

  1. Трое не признают вину

«Вину не признают трое из пятнадцати обвиняемых. Двое или трое вообще не дают никаких показания, прикрываясь статьей 51 УК РФ «Отказ от дачи показаний». И их позиция станет понятна только на суде».

  1. Дело рассмотрят в общем порядке

«Что касается вопроса, какого мы ждем приговора, то, безусловно, говорить об этом пока рано. Но мы надеемся, что каждый сотрудник получит ровно то, что он заслужил. Квалификация не у всех фигурантов одинаковая. Объединяет их только ч. 3 ст. 286 «Превышение должностных полномочий». Остальная квалификация разная: кто-то пытал с применением орудий пыток, кто-то без и так далее. И количество ударов у всех разнится – у кого-то пять, у кого-то более ста. Радует то, что большая часть бывших сотрудников УФСИН вину признают. Мы надеемся, что суд разберется досконально в каждой ситуации. Рассмотрение дела будет в общем порядке, поэтому мы услышим показания всех обвиняемых и свидетелей, в том числе сотрудников, которые не привлечены как обвиняемые по этому делу, а дают показания на своих бывших коллег, в том числе и на руководство колонии».

  1. Самое громкое дело о пытках за решеткой

«Это дело можно назвать и громким, и показательным. Я за свой многолетний опыт работы не помню ни одного дела такой категории, которое держало бы внимание общественности столько времени. С момента начала этой истории (а уже прошел год) она не сходит ни со страниц СМИ, ни с уст людей. Интерес к ней не погас. Поэтому это, безусловно, громкое дело в масштабах страны.

А показательное, потому что впервые в истории проходит такое большое количество обвиняемых-сотрудников. И правозащитники, и осужденные ждут, чем закончится суд, получат ли наказание сотрудники ФСИН. И это даст понимание – возможно ли бороться с пытками внутри колонии. Это дело важно и для ФСИН, и для прокуратуры, и для следствия.

  1. Следствие на высшем уровне

«Кстати, я редко делаю комплименты следственным органам, но в данном случае никаких серьезных претензий нет. Я не могу пока раскрывать все материалы, собранные следователями, но сделано все было по максимуму. Было проведено просто бешеное количество допросов, экспертиз. Восстановлены удаленные с техники записи из колонии. Могу сказать, что когда эти записи будут проанализированы, то возникнут еще материалы для возбуждения дополнительных эпизодов и уголовных дел: очень большой объем восстановили с регистраторов и камер в колонии. А ведь на практике они обычно удаляются. Они и в этом случае были удалены. И только благодаря технической экспертизе, которая проводилась не в Ярославле (если бы она проводилась в Ярославле то, никакой гарантии того, что они остались бы, не было, так как у некоторых сотрудников там обширные связи), записи восстановлены, и они будут использованы как доказательство. Я уверена, что этот процесс повлечет за собой иные уголовные дела».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя