Домой Екатерина Сёмина Корпоративный дух и «дело 32-х»

Корпоративный дух и «дело 32-х»

421
0

В последнее время в адвокатском сообществе разгорелись нешуточные споры вокруг адвокатской этики, корпоративности, уважения к адвокатской профессии и к своим коллегам.

Эта тема очень бурно обсуждается, у каждого адвоката своя позиция. Равнодушных мало.

На мой взгляд, актуальна цитата бельгийского юриста, адвоката и профессора права Эдмонда Пикара в работе «Об адвокатуре (Парадокс)»: «Адвокатура создана не для наслаждения тех, кто в ней состоит, а для общественного служения, служения трудного, сурового, серьезного».

Фото из открытых источников

Действительно, адвокат состоит на службе у государства и закона в такой же мере, как следователь, прокурор и судья. Он выполняет функцию защитника интересов своих доверителей. Помогает реализовать права, осуществить обязанности, разобраться в сложных ситуациях и в правовом поле грамотно из них выйти.

Но если адвокат не может отстоять себя, как тогда он будет защищать права и интересы доверившихся ему людей?

Сегодня одна из самых злободневных адвокатских тем – это так называемое «обращение 32-х». Адвокаты разделились на два лагеря и бьются как на поле битвы, обосновывая свои убеждения.

Проработав в правоохранительных органах более 20 лет – в суде, следствии прокуратуры, заместителем прокурора, могу однозначно сказать, что открыто высказать свое мнение ни следователь, ни прокурор, ни судья, ни сотрудник полиции не могут. Каждый – винтик государственной машины. Выражение своего мнения для общественности здесь не поощряется.

Пойти против системы и встать в оппозицию – в нашей стране это смелый и рискованный шаг.

Следователи, прокуроры и судьи намного больше нас осознают, в какой структуре они работают. Им приходится закрывать глаза на нарушения закона и не давать должной правовой оценки согласно внутренним убеждениям, знаниям и совести.

В правоохранительных органах работают грамотные специалисты. Но их все меньше и меньше. Многие, так и не высказав своего мнения, уходят. Других в один день увольняют как неугодных.

Бывший сотрудник редко делится со всеми своим служебным опытом. Знает, какими процессуальными возможностями обладают его бывшие коллеги. А будить спящую собаку желания никто не испытывает.

Поэтому крайне важно и ценно обнаружить, что в профессиональном адвокатском сообществе есть инакомыслящие, имеющие смелость не только выступить со своим мнением, но и отстаивать его. И это несмотря на серьезное противодействие со стороны руководителей адвокатской корпорации, «старейшин адвокатуры» и их активное осуждение тех, кто посмел пойти против адвокатской системы, сложившейся десятилетиями, и вынести сор из избы.

Впервые я услышала об этом конфликте в интервью адвоката Карины Москаленко в апреле 2019-го. Она так увлеченно отстаивала свою позицию, что я не смогла не дослушать до конца.

Фото echo.msk.ru

Адвокат Москаленко рассказала, что Следственным комитетом в течение двух лет проводилась проверка по заявлению лишенного статуса адвоката Буркина о злоупотреблениях Президента адвокатской палаты Республики Башкортостан Юмадилова. Допущена волокита, окончательное решение не принято, а нарушения закона продолжаются.

На конференции 2 марта 2019 года она и еще 31 участник подписали обращение на имя руководителя СК РФ Александра Бастрыкина о необходимости расследования коррупционных действий Юмадилова и о бездействии следователей .

Москаленко с возмущением подчеркнула, что буквально через несколько дней в соцсетях, адвокатской прессе и профессиональном сообществе стартовала травля всех подписавшихся.

На очередном Всероссийском съезде адвокатов весной 2019-го вице-президент ФПА Генри Резник запретил адвокатам жаловаться в правоохранительные органы на действия коллег, в первую очередь – из палат других регионов страны. Назвал «обращение 32-х» доносом и в резких выражениях осудил тех, кто обращение подписал. Одному из них, президенту Удмуртской АП Дмитрию Талантову, даже отказался подавать для рукопожатия руку.

Фото fparf.ru

Карина Москаленко категорически не согласилась, что обращение можно расценивать как донос.

«Корпоративная этика не имеет ничего общего с круговой порукой и потаканием коррупционным явлениям в адвокатском сообществе. Это подмена понятий, и в среде профессионалов, я убеждена, эта гнилая идейка не пройдет».

Она уверена, что Буркина необоснованно лишили статуса адвоката в Адвокатской палате Башкортостана именно за проявленную им принципиальность. Настаивает, что он имеет право на поддержку и защиту своих коллег, которую не получил в Федеральной палате адвокатов.

А Юмадилов, как публичная фигура, должен быть подконтролен сообществу, которое обязано провести тщательную проверку при возникновении обоснованных подозрений.

В том случае, когда чиновники от адвокатуры проигнорировали сигналы о происходящих преступлениях, не проверили, не вскрыли и не приняли соответствующих мер по их устранению, необходимо вмешаться следственным органам и провести процессуальную проверку чтобы ликвидировать нарушения закона. «И никто не имеет права называть это доносом».

Возглавляющая Центр защиты прав СМИ, юрист и эксперт в сфере прав человека, регламентируемых международными конвенциями, Арапова Г. Ю. встала на защиту «32-х». Она отметила, что Юмадилов, исполняя функции президента Палаты, обязан не только воспринимать критику, но и должен быть готов к общественному контролю со стороны профессионального сообщества – естественной составляющей любой руководящей должности. А деятельность его должна отвечать самым высоким стандартам профессионального сообщества.

Карина Москаленко определила обращение Буркина в следственные органы как «последнее предупреждение всем зарвавшимся чиновникам, ставшим наростом на теле адвокатуры, унять свою чиновничью прыть, пока это не сделала адвокатская корпорация – настоящее адвокатское сообщество, а не горстка узурпаторов адвокатского самоуправления».

Я с огромным интересом стала наблюдать в группах Facebook, к которым присоединилась, как адвокаты страстно отстаивают появившуюся оппозицию, свои конституционные права, которые, по их мнению, нарушены, и корпоративную этику.

Администратор группы FB «Евразийская адвокатура» адвокат Андрей Рагулин прямо грудью встал на защиту 32-х. Его такое активное отношение к проблеме, мне кажется, и мертвого сподвигнет на участие в дискуссиях.

Фото с сайта zakon.ru

В конце мая участниками научно-практической конференции адвокатов Удмуртской республики принята резолюция с предложением к Президенту Палаты Дмитрию Талантову направить обращение в Совет ФПА об отмене разъяснения, запрещающего адвокатам обращаться к правоохранителям.

Сообщество попросило Талантова опубликовать резолюцию Удмуртской Палаты в СМИ с целью обретения поддержки у других адвокатов. А также обратиться в органы госвласти о принятии мер, направленных на недопущение дискриминационных ограничений конституционных прав и свобод граждан, обладающих статусом адвоката.

Что Дмитрий Талантов и сделал. В Москве я его увидела в Дискуссионном клубе АП Московской области. И услышала его выступление.

Фото: скриншот с youtube.com

Лично мне ближе эта позиция. У меня поддержку они обрели. Возможность решить проблему внутри корпорации имелась, но «высокие представители адвокатского сообщества» решать эту проблему не стали. И сор из избы был вынесен, потому что кто, помимо самих адвокатов, будет бороться за их нарушенные права? Как они смогут отстаивать тогда права своих доверителей, если сами не могут за себя постоять?

В настоящее время Кировским отделом СКР по Башкирии возбуждено уголовное дело по факту хищения средств Адвокатской палаты (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в отношении неустановленных руководителей АП республики, которые, злоупотребляя служебным положением, взяли на невыгодных условиях в аренду у тещи президента Адвокатской палаты Юмадилова требующее капитального ремонта помещение, в ремонт которого Адвокатская палата вложила 3,7 млн ₽ членских взносов.

Победа это или поражение адвокатов – пока неизвестно. Главное, что корпоративная этика, корпоративная поддержка у адвокатов существует. Попавший в беду адвокат может рассчитывать на помощь.

У адвокатов пробудились неведомые ранее силы, готовые провести реформы к лучшему внутри корпорации. Да, вскрылись недостатки. Но они не безнадежны. Их можно исправить.

На фоне борьбы за свои права адвокаты объединились, пусть даже разбившись на два лагеря. Корпоративный дух усилился и окреп.

Разве это не к лучшему?

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя