Домой Интервью Система коррупции в полиции: какие взятки и за что берут

Система коррупции в полиции: какие взятки и за что берут

1137

Бывший следователь – о том, как попасть в силовую структуру, сколько это стоит и на чем попадаются коррупционеры

200 – 300 ТЫСЯЧ, ЧТОБЫ СТАТЬ УЧАСТКОВЫМ…

Следователи, опера УЭБиПК, ОУР, помощники прокуроров… Они с первым проявлением коррупции сталкиваются еще на стадии трудоустройства.

— По разным источникам, попасть в прокуратуру города среднего размера, типа Кирова или Набережных Челнов, может стоить от 500,000 до 1,5 млн ₽, – рассказывает бывший сотрудник МВД, а ныне юрист Ярослав Михайлов. – Я не затрагиваю столичные регионы. К примеру, устроиться помощником прокурора в городе, а не быть отправленным в далекий район, стоит полтора миллиона! Судьей районного суда – несколько миллионов. Скажу больше, участковый – одна из самых неблагодарных профессий. Даже если и приходят устраиваться парни, быстро сбегают. Раньше туда чуть ли не по объявлению набирали, вечный недобор. После повышения зарплат в 2012-м ситуация изменилась, и часто приходится слышать, что люди заплатили 200 – 300 тысяч, чтобы стать участковым.

…И ЗА 2 МЛН СТАТЬ ГЕНЕРАЛОМ  

Вообще, в таком деле фиксированной суммы не существует. Бывает, так скажем, минимальная. Понятно, что вы не сможете зайти в отдел кадров и сказать: «Здравствуйте, я хочу работать следователем, кому и сколько заплатить?». Вы будете действовать через кого-то, а тот человек также может действовать через кого-то, ну и так далее. В итоге, если начальник следствия взял бы за трудоустройство миллион, то посредники могут увеличить эту сумму до двух, а то и больше. Ведь никто не станет заниматься этим за бутылку коньяка. Каждое звено в цепочке накинет свои 300,000 – 500,000 ₽.  

— «И такие деньги платят?!» – спросите вы, – говорит Михайлов. – И я вам отвечу: да. Для кого-то это копейки, кто-то берет кредит, думая: «Подумаешь, отдам миллион и за год отобью всю сумму, как начну взятки брать!». Стоит ли оно того? Мне известен один случай: в одном из городов Татарстана сотруднику ГИБДД предложили генеральскую должность за два миллиона. Деньги он отдал, но остался без должности. Жаловаться, естественно, не пошел, хотя тот, кому ушли деньги, был ему хорошо известен, просто занимал должность гораздо более высокую.

ОДНОМУ ВЗЯТЬ ПОЧТИ НЕВОЗМОЖНО  

Как показывает практика, большинство сотрудников МВД, прокуратуры и судов взяток не берут и живут на зарплату! Это в сериалах следователь – сильный и независимый человек, способный решить любой вопрос. В жизни он во многом зависит от прокурора и своего руководителя. Поэтому у следователя простора для маневров практически нет. Все свои шаги он вынужден согласовывать с начальником, а тот – с прокурором.

За что следователь может взять деньги:

  1. Чтобы отпустить под подписку или домашний арест. Вопрос о мере пресечения согласуется с руководителем и прокурором.

 Теоретически можно пойти к руководителю и сказать: «Давайте не будем его арестовывать, он хороший, у него двое детей, бежать не собирается, в СИЗО и так мест мало». Начальник посмотрит на вас, как на идиота, и скажет арестовывать.

  1. Чтобы привлечь не в качестве подозреваемого, а оставить свидетелем. Такие вопросы также решаются на уровне руководитель – прокурор. Следователь может только подсказать, какие показания лучше дать, однако то же самое может сделать и адвокат. Еще во власти следователя допросить свидетелей так, чтобы виновный стал невиновным. Но фишка в том, что свидетелей практически всегда обеспечивают оперативники. Теперь представьте, оперативник приводит человека, который рассказал ему, что видел, как Иванов насиловал Петрову. А следователь допросил его так, что Петрова изнасиловала себя сама. Разумеется, об этом узнает оперативник и вполне может доложить руководству: мол, что за ерунда такая, я тут свидетелей таскаю, а следователь их допросить не может. Вот и возникнут вопросы. Так что это риск. Да и не всегда свидетели готовы изменить показания даже под давлением следователя.
  2. При аресте имущества. Тут тоже все решается на уровне руководителя, как он скажет, так и будет. Следователь не может просто взять и не наложить арест – его за это потом накажут.
  3. Переквалифицировать состав преступления. К примеру, с грабежа на кражу. Как и привлечение к ответственности, данный вопрос решается в конце следствия на уровне руководитель – прокурор, сам по себе следователь решить его не сможет.

Таким образом, все действия, за которые следователь может взять деньги, зависят от его руководителя и прокурора, и провернуть что-то без них очень сложно. В этой связи, когда вы слышите: «Депутата, укравшего миллиард, а затем изнасиловавшего гуся, поместили под домашний арест в его доме на Красной поляне», знайте: это не решение следователя, а решение руководителя и прокурора. Следователь лишь исполнитель: ему так сказали, он так сделал.

Аналогичная ситуация с помощниками прокурора и судьями. Есть сложившаяся практика: если судья сам даст условно кому-то без согласия председателя, когда за такое обычно дают реальные сроки, то приговор отменят, а судью накажут. Помощники прокурора так вообще сами ни на что не способны: помощник не может попросить в суде 2 года вместо 5, не согласовав это с прокурором. Он может взять деньги, изучить поступившее от следователя дело и сказать прокурору: «Вы знаете, тут кража, не грабеж». Но тот может сам перечитать дело и понять, что помощник либо туп, либо просто обманывает его. Либо он вызовет руководителя следствия и следователя, и те докажут ему, что тут все-таки грабеж.

Вывод: практически все взятки берутся сообща. Не получится брать так, чтобы об этом не знало руководство, прокурор.

Конечно, возникает вопрос, а насколько защищена система, если взятки поставлены на поток? 100% гарантий не даст никто. Примеры в виде губернаторов, министров, полковников у всех перед глазами. Может настать такой момент, что даже того, кто годами безнаказанно брал взятки, чуть ли не официально, по прайс-листу, могут посадить.

— Знаю человека, который мог решить практически любой вопрос, пользовался крышей ФСБ, – приводит пример юрист. – Чуть ли не рекламу по радио давал о том, что решает. В итоге сел просто в идиотской ситуации. Задержали одного человека, который работал на него. В обмен на домашний арест тот сдал этого «решалу». И никто ему не помог: ни деньги, ни связи в ФСБ. Просто посадили, и все.

КТО ПОПАДАЕТ В ГРУППУ РЕШАЛ

Многие думают, что как только устроятся, то будут открывать ногой дверь в кабинет к начальнику и говорить: «Слушай, мне там деньги за подписку предложили, давай отпустим человека и все поделим», или же начальник будет вызывать его и говорить: «Надо сделать так, чтобы человек остался свидетелем. Мне дали миллион, вот твои 300 тысяч, 300 – прокурору, 400 – мне. Иди, делай как надо». Так вот – нет!

Там, где взятки поставлены на поток, есть своя сформировавшаяся команда из 2-3 следователей, руководителя и его зама, прокурора и его зама, ну и, возможно, помощника прокурора. Если вопрос решается в суде, то у председателя суда есть парочка своих проверенных судей, которым он отпишет это дело. Если на следствии, то руководитель следственного органа заберет уголовное дело у обыкновенного следователя и передаст его решале. Поэтому новые члены в таких группах, как правило, не нужны. Зачем? Это лишние уши, глаза, а, следовательно, пути утечки информации.

ЗАСТАВЛЯЮТ ЛИ БРАТЬ ВЗЯТКИ?

— Каждый раз, когда я слышу жалостливые истории о честных следователях и судьях, которых сожрали их коррумпированные коллеги, мне смешно, – говорит Ярослав Михайлов. – Никто и никогда не будет заставлять человека делать грязную работу, если он того не хочет. Подумайте сами: вы руководите следствием и хотите брать взятки. Ведь гораздо проще взять в свой отдел проверенного человека, которого вы давно знаете, и мутить свои темные дела с ним, чем заставлять кого-то против его воли, учитывая, что этот кто-то может сообщить об этом в ФСБ или ОСБ. Поэтому в худшем случае вас попросят передопросить потерпевшего, вернуть арестованное имущество или еще что-то, не объяснив, почему и для чего. Делиться никто не будет. Однако если вы откажетесь, никаких санкций не последует.

ВЗЯТОЧНИКИ-ОДИНОЧКИ

И такие люди существуют. Однако они не смогут решить серьезный вопрос. К примеру, если задержали знакомого, могут подойти и за деньги узнать его судьбу: какая будет мера пресечения, что грозит и так далее. На такие вопросы следователю другой следователь ответит без проблем и лишних вопросов. А уже тот следователь сможет «продать» информацию. Либо, изменив чьи-то показания, «не заметить» вещественные доказательства и прочее. О таких людях часто всплывают сообщения в криминальных сводках: «Задержан участковый, взявший 30 тысяч за отказной материал». Удел одиночек – копеечные взятки за пустяковые вопросы и огромный риск.

НЕ ЗА ВСЕ НАДО ПЛАТИТЬ

Часто люди слышат истории о том, как какой-то «Вася» дал взятку следователю и избежал уголовной ответственности. Либо заплатил оперативнику и тот договорился, что бы его отпустили под подписку. Так вот, очень часто в таких историях этих людей просто кинули на деньги. Сделать это мог кто угодно: следователь, адвокат, опер.

— К примеру, я следователь и понимаю, что привлечь человека у меня не получится, потому как мало доказательств, – рассказывает бывший оперативник. – Что мне мешает сказать ему или его адвокату: «Давайте миллион и останетесь свидетелями?». Ничего, кроме моей совести. И вот несостоявшийся преступник собирает деньги, отдает их следователю и его на самом деле никто не судит. Красота! Вот только его бы и без этого миллиона никто не судил. Также можно поступить, если знаешь, что человека, к примеру, отпустят под подписку. Пообещать ему, что если он заплатит, то его не будут арестовывать, взять деньги, ничего не делать! На самом деле таких случаев, по моим наблюдениям, чуть ли не столько же, сколько случаев реального решения каких-то вопросов за деньги. Причем, если этим занимаются адвокаты, то они обещают решить вопрос со следователем. В итоге человек думает, что следователь взял взятку через адвоката и потому его не судили, по факту это не так: следователь про эти деньги мог ничего и не знать, а адвокат просто взял их себе.

ОТКУДА ДОРОГИЕ МАШИНЫ?

Как правило, те машины, что мы привыкли видеть и вздыхать – мол, заворовались совсем, были куплены не на взятки, а на деньги супругов/родителей/оставшиеся от продажи какого-нибудь наследства и так далее. Работа в ФСБ и прокуратуре – престиж. И ему надо соответствовать. Поэтому зачастую и стоят у дверей мерседесы, лексусы и ягуары. А как раз те, кто берет взятки, как правило, стараются сильно не выделяться и ездят на работу на «Приоре».

— В таких случаях я всегда говорю: «Эти люди работают в прокуратуре потому, что у них такие машины, а не у них такие машины потому, что они там работают», – шутит Михайлов. – Меня часто спрашивают, брал ли я сам взятки, когда был следователем? Отвечу просто: взятки, как говорил мой начальник следствия Эльдар Магеррамов, брать нельзя у подозреваемых и обвиняемых. Правда, был в моей жизни в бытность следователя такой случай, когда через адвоката (он же бывший зам начальника СУ) мне предложили взятку трехкомнатной квартирой, я отказался, и мимоходом об этом сказал своему начальнику следствия. После того, как дело ушло в суд, в прокуратуре потеряли вещдоки, и дело развалилось. Начальник тогда вызвал меня к себе и сказал: «Лучше бы ты квартиру взял, хоть улучшил бы жилищные условия, а так кому-то из прокуратуры она досталась…»

Была ли у меня возможность стать решалой? Однозначно, да. Сразу, как я пришел в следствие на место работы по линии АМТ (автомототранспорта), ко мне подходили «жулики» из числа тех, кто промышляет автокражами, и предлагали содержание взамен лояльности. Я посмеялся и отказался. И раскрываемость по автомобильным делам выросла с 13% до 67%. Видимо, тот, кто сидел раньше на этом месте, и был «решалой». В принципе, это в отделе было известно, его, в том числе и из-за этого перевели на работу в ИВС. О том, что взятки не брал, не жалею.

Анна Волконская

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя