Домой Публикация Не только наркотики. За что еще судят «неудобных» журналистов

Не только наркотики. За что еще судят «неудобных» журналистов

247
0
Фото: АР/ТАСС

Самые громкие случаи уголовного преследования журналистов за последние 5 лет

Журналист интернет-издания Meduza Иван Голунов на свободе. Странное дело, начавшееся с ареста корреспондента отдела расследований по подозрению в сбыте наркотиков, продолжившееся домашним арестом, закончившееся прекращением уголовного преследования, оставило очень непростое впечатление. С одной стороны, выглядит как наспех состряпанный «слив» расследователя, который чего-то там такого накопал, что напряглись люди в верхах. С другой – как четко спланированная акция по созданию напряжения в обществе. Причем со всех сторон. Тренд первый: ты не за Голунова – ты против свободы слова – ты за полицейский произвол – ты за нынешнюю коррумпированную систему – ты за Путина и так далее. Тренд второй: ты за Голунова – ты за правду для своих – ты за провокации, раскачивающие лодку – ты продался Западу – и вообще ты гей…

Во вторник Голунова отпустили. Но осадочек, мягко говоря, остался.

Мы решили вспомнить самые громкие случаи уголовного преследования журналистов, связанные с их профессиональной деятельностью, за последние 5 лет. И что характерно – в День России.

Экстремизм

В августе 2017-го суд признал журналиста РБК Александра Соколова виновным в создании экстремистской организации и приговорил к 3,5 годам колонии. Соколова обвинили в создании сайта инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть». В 2010-м организация «Армия воли народа», выступающая за проведение подобного референдума об ответственности власти, была признана экстремистской. Следствие посчитало, что журналист «РБК» и его соратник, редактор издания «Дуэль» Юрий Мухин продолжают деятельность запрещенной организации.

Фото: Владислав Шатило / РБК

Коллеги Соколова считают, что уголовное дело связано с его расследованиями. Перед арестом РБК опубликовало материалы журналиста о коррупции во время строительства космодрома Восточный. Также Соколов писал диссертацию о потерях бюджета во время реализации проектов госкорпораций. В защиту журналиста выступали уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, Совет по правам человека при президенте и коллеги из других СМИ.

Оправдание терроризма

В феврале в Пскове возбудили уголовное дело в отношении журналистки радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» Светланы Прокопьевой. Ее обвинили в публичном оправдании терроризма: в эфире своей программы она сравнила действия студента, взорвавшего самодельную бомбу в здании архангельского УФСБ, с деятельностью движения «Народная воля». Ранее она писала о хищениях миллионов бюджетных средств при реставрации Изборской крепости в Псковской области. В доме Прокопьевой провели обыск, издание оштрафовали на 150,000 ₽ за злоупотребление информацией. Дело не закрыто, журналистка остается в статусе подозреваемой.

Фото: cont.ws

В мае прошлого года в оправдании терроризма обвинили омского журналиста Бориса Корба. В 2015-м на сайте «Патриофил» он опубликовал стенограмму выступления в суде блогера Бориса Стомахина, обвиняемого в терроризме. Правозащитники отмечают, что Корб опубликовал стенограмму с открытого судебного процесса, оформил ее как цитату и не сопровождал авторским комментарием, соответственно, не выражал своего отношения к словам Стомахина. Сотрудники ФСБ задержали Корба в самолете, следующем в Москву, и привезли на допрос. Журналист провел под подпиской о невыезде почти год и в марте покинул страну.

Терроризм

Крымский журналист Ремзи Бекиров находится под стражей с 28 марта 2019 года. Его обвиняют в организации деятельности террористической организации. Журналист освещал суды над крымскотатарскими активистами и членами «Крымской солидарности». Правозащитный центр «Мемориал» признал Бекирова и еще 23 задержанных вместе с ним в рамках второго «дела Хизб ут-Тахрир» активиста политическими заключенными.

Фото: krymr.com

Правозащитники считают это преследование незаконным и не видят в деятельности организации «Хизб ут-Тахрир» признаков терроризма. Россия – единственная страна в мире, где эта организация признана террористической. Ремзи Бекиров убежден, что задержание связано с его профессиональной деятельностью и является попыткой крымских властей замолчать ситуацию с давлением на крымских татар.

Вымогательство

Журналист Игорь Рудников обвиняется в вымогательстве крупной суммы у руководителя калининградского управления СК РФ Виктора Леденева. В своем издании «Новые колеса» Рудников публиковал расследования об имуществе местных чиновников и писал об элитной недвижимости Леденева. В 2016-м на журналиста было совершено нападение, в результате чего он был серьезно ранен.

Фото: dailystorm.ru

Рудников и журналистское сообщество требовали объективного расследования преступления, но следственные органы не спешили искать виновных. 1 ноября 2017 года Леденев встретился с сотрудницей редакции «Новых колес» и передал ей материалы расследования нападения на Рудникова. Среди бумаг в папке нашли 50,000 $. В тот же  день сотрудники ФСБ провели обыск в квартире журналиста и задержали его.

Коллеги Рудникова и Совет по правам человека при президенте выступали с требованиями отпустить журналиста, но уже полтора года он находится в СИЗО. 6 июня обвинения запросило для него 10 лет колонии строгого режима.

Хранение наркотиков

Корреспондент «Кавказского узла» Жалауди Гериев вышел на свободу 30 апреля, отсидев за решеткой 3 года. Его задержали 16 апреля 2016 года в Чечне. Мужчины без опознавательных знаков вывезли его в лес и забрали личные вещи. Позже в рюкзаке журналиста нашли марихуану и под пытками вынудили признаться в хранении запрещенных веществ. На суде Гериев отказался от первоначальных показаний и сообщил, что подвергся жестоким издевательствам и избиениям. Правозащитники и журналисты заявили о политических мотивах преследования Гериева.

Фото: kavkaz-uzel.eu

В 2013-м в хранении наркотиков обвинили журналиста «Общественного телевидения России» Николая Ярста. Он расследовал деятельность преступной сети по торговле детьми в Сочи. По дороге на встречу с сотрудником следственного комитета машину журналиста остановила полиция. В салоне автомобиля полицейские обнаружили 2,94 грамма спайса. Ярст провел под домашним арестом 10 месяцев, но перед началом Олимпиады в Сочи его дело внезапно прекратили.

Елена Кривень  

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя