Домой Публикация Особорежимное хозяйство: как колонии удалось выйти на самоокупаемость

Особорежимное хозяйство: как колонии удалось выйти на самоокупаемость

Фото: Евгений Демихов

98% осужденных в ИК-6 заняты на производстве  

— Заберут от нас его в Москву, – вздыхают подчиненные начальника ИК-6 Омутнинского района Кировской области Александра Бибика. Другими словами, кроме как человек твердых принципов и крепкий хозяйственник, его здесь не называют.

Колония особого режима окружена лесами, она расположилась на востоке Кировской области. В Омутнинский район нынешнего начальника перевели в 2012-м из Сорды – колонии в Верхнекамском районе, где раньше был знаменитый Вятлаг. С тех пор он поднимает ее на ноги, развивает хозяйство, вывел на самоокупаемость. Понятное дело, что финансирование учреждений в системе ФСИН ограничено, и перед каждым поставлена цель: заработать себе на жизнь. А заработаешь – трать деньги на развитие.

Фото: Евгений Демихов

Осужденные – все по «тяжким» статьям: террористы, убийцы, насильники, педофилы. Окончание срока у некоторых аж в 2040-х. А чтобы срок тек быстрее, работай. И, если в некоторых колониях работы просто нет, здесь администрация постаралась: в колонии три основных производства: лесоперерабатывающее, швейное и подсобное.

ПОДСОБНОЕ ХОЗЯЙСТВО

В подсобном хозяйстве порядка 200 голов свиней. Мясо уходит на стол самих «колонистов». Фураж закупают. Навоз, опять же, на грядки – своеобразный круговорот. Колония практически не оставляет отходов, все идет в дело.

В планах построить этим летом курятник.

— Я считал, если в магазине яйца стоят от 40 рублей, то мы, построив курятник, будем не только обеспечивать всех осужденных, но еще и прибыль получать, – говорит начальник колонии. – Сейчас вот как раз начали строительство.

В колонии с апреля едят огурцы, выращенные в собственных теплицах. Помидоры в этом краю вызревают к сентябрю (Кировскую область недаром называют краем вечнозеленых помидоров), а в колонии – к июню.

 

Зелень – на грядках, овощи – тоже, благо площади позволяют. В погребах – стройные ряды банок с соленьями. Если с умом подойти к организации подсобного хозяйства, стол в колонии будет разнообразным. А закупать те же маринованные огурчики – в три-четыре раза дороже. Ягоды на варенье – свои. Кусты смородины, малины аккуратно подвзязаны, клубники – прополоты, а еще лук, чеснок, свекла, морковь, картошка.

Фото: Евгений Демихов

Причем, семена все тщательно отбираются, чтобы урожай был хороший. В теплицах растут и арбузы. Вырастают они хоть и небольшие, но сладкие. Ими осужденные будут угощать родных и близких на «Днях открытых дверей», это уже традиция.

Кстати, пекарня в колонии тоже своя. Пекут не только хлеб, но и выпечку, сладкие пироги.

А накормить надо ни много ни мало 900 человек (рассчитана же колония на 1200).

ЛЕСОПЕРЕРАБОТКА  

У лесопилки стоит пара фур. Заказы принимают со всей страны. Работают, исходя из пожеланий заказчика. В основном это производство тары. Аккуратно напиленные доски лежат стройными рядами. Опил – отдельно. Он с осени идет как топливо для котельной.

Фото: Евгений Демихов

Подумывали в колонии поставить производство палет, но что-то пошло не так, от идеи отказались. Но котельная в колонии отапливает не только административные здания, жилую зону, баню, душевую, но и свинарник. Таким образом, опять же сэкономили – на 100% отказались от закупаемого топлива.

ШВЕЙНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Осужденный, попадая в колонию особого режима, проходит через «фильтр»: какое образование, что умеет, какой профессией обладает. Образования нет – иди в школу. Есть среднее образование, но нет рабочей профессии – иди в ПТУ. Новое кирпичное здание ПТУ, кстати, уже построили, остались только отделочные работы.

— Наша задача – воспитать в отбывающих наказание правопослушное поведение, не допустить рецидива преступления, попытаться вернуть человека, преступившего закон, в нормальное жизненное русло, – говорит Александр Михайлович. – А для того, чтобы он не вернулся, надо дать ему рабочую профессию. Мы регулярно отслеживаем рынок труда. Сейчас востребованы сантехники, электрики. Вот этим профессиями и будем стремиться учить, чтобы на воле человек себя нашел и смог заработать на жизнь.

Фото: Евгений Демихов

Колония уже шесть лет выполняет заказ удмуртской компании – шьют тюбинги. Причем, как отмечают в администрации, права на брак здесь нет: на тюбингах катаются дети и взрослые. И не дай бог, шов прошит некачественно: тюбинг лопнет, а это травма. Так что сидельцев учат работать тщательно. Пока нареканий на качество от заказчика не было.

СКОЛЬКО МОЖЕТ ЗАРАБОТАТЬ ОСУЖДЕННЫЙ  

Администрация колонии признается, что добиться такого высокого показателя – 98% трудозанятых – удалось не сразу. Но либо ты работаешь, либо сидишь в карцере. Сейчас на производство не выходят единицы: кто болеет и кто освобожден по инвалидности.

— Минимальный размер оплаты труда получают все, кто работает, – рассказывает Бибик. – Но многие стараются заработать больше. Осужденные получают и 20,000 ₽ (для сравнения: средняя зарплата в Кировской области 22,000 – 24,000 ₽). Потом сами же и потратят на себя: в магазине можно купить продукты и предметы первой необходимости, отправить женам, детям, матерям. Опять же, погасить алименты.

Фото: Евгений Демихов

Местный магазин – вполне обычный мини-маркет: тут и продукты, и сигареты, предметы гигиены, только спиртного нет. По словам продавца, ассортимент обновляется раз в неделю. Можно купить колбасу, печенье, чай разных сортов, кофе, фрукты, консервы, мороженое и многое другое. Тут же продаются и карты для таксофона, чтобы позвонить родным и близким.

В целом в исправительной колонии № 6 отбывают наказания люди с третьей, четвертой, седьмой судимостью. Средний возраст осужденных – около 40 лет. Самому молодому – 25. Самому пожилому – более 80.

Колония находится на полной самоокупаемости. В планах строительство часовни, уже залит фундамент.

Анна Волконская  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя