Домой Александр Бурчук По делу банка, в котором пропали вклады футболистов сборной России, вынесен первый...

По делу банка, в котором пропали вклады футболистов сборной России, вынесен первый приговор

178
1

12 апреля 2019 года Тушинским районным судом города Москвы осужден Пуруша Аум Парамунович, бывший председатель правления банка «Замоскворецкий», более известный как Илья Бударин. Во время розыска он подал заявление в ЗАГС о смене анкетных данных, но так и не получил новый паспорт. Судили Бударина-Пурушу по части 4 статьи 160 УК РФ (присвоение или растрата) за хищение средств банка на сумму 180 млн ₽ и приговорили к трем годам лишения свободы и штрафу на сумму вмененного присвоения.

Обвинение Бударину в хищении средств собственно вкладчиков – футболистов сборной России Андрея Каряки, Дмитрия Кириченко, Дмитрия Хохлова, Евгения Алдонина, Дмитрия Сычева, Ролана Гусева, акционера «Капитал Групп» Эдуарда Бермана так и не предъявили.

Небольшое уточнение: Пуруша (др.-инд. puruṣa, «человек, мужчина, дух») – согласно индуистской мифологии, существо, из тела которого была создана Вселенная.

Кто же, собственно, похитил средства вкладчиков и чем недовольны потерпевшие и их представители?

Согласно мифологии следствия УВД ЦАО, Илью Бударина вполне можно обожествить. В соответствии с логикой следственных органов, на протяжении четырех лет в банке разными способами похищались средства вкладчиков. Председатель правления финучреждения об этом не знал и даже не догадывался. Неся по трудовому договору полную материальную ответственность за все действия подчиненных сотрудников, он просто утверждал финансовую и налоговую отчетность банка, совершал от его имени сделки…

И незаметно для председателя правления банка с его корсчета и из кассы пропали 3 МЛРД ₽. А именно:

  • наличными из кассы ДО «Даев» 760 млн ₽: Илья Бударин выписал распоряжение своему зятю Иннокентию Доронину забрать деньги из кассы ДО «Даев» и сдать временной администрации в лице ГТУ ЦБ остаток наличности в кассе дополнительного офиса. Согласно акту Доронин получил их из кассы, но обратно с деньгами не вернулся и никто его искать и допрашивать не стал;
  • путем составления фиктивных записей о внесении средств в кассу и зачислении на счета в банке от имени Бударина, его заместителей Сапачевой (из показаний работников банка – сожительницы), Евдокимова (дяди) и других членов правления, последующего перевода на счета в сторонних банках придуманных средств и последующего получения уже реальных денег;
  • путем подделки расходных документов вкладчиков и снятия от их имени средств со вкладов;
  • путем подделки приходных документов при внесении средств: вкладчик передавал кассиру 10 млн ₽, ему выдавали договор, приходный ордер или выписку по счету с подписями кассиров и печатью отделения банка, а в кассу вносилась 1000 ₽ и второй комплект приходного ордера с договоров уже на 1000 оставался в банке; в некоторых случаях временная администрация обнаружила оба комплекта в досье клиента;
  • путем выдачи фиктивных кредитов на имя вкладчиков либо по утерянным паспортам. Подписи подделывались, на людей без их ведома «вешались» кредиты, а денежные средства получали сотрудники банка. Всего на сумму 201 млн ₽ по 55 кредитным договорам;
  • Бударин умудрился продать сам банк – за 23 млн ₽ контрольный пакет акций учреждения-банкрота был передан подруге Сапачевой. Случилось это за день до отзыва лицензии, когда были выведены все активы и до копейки похищены средства из кассы и со счетов банка и вкладчиков.

С мая 2013 года по 15 апреля 2014 года наличные средства из ДО «Даев» не инкассировались. То есть в РКЦ ГТУ ЦБ (расчетный кассовый центр территориального управления Центрального Банка, где ведется корсчет кредитной организации, вносится на него или наоборот выдается заказанная для обменных и прочих операций наличность) для внесения на корсчет банка не сдавались. Это свидетельствует либо об отсутствии деятельности банка вообще, либо о стопроцентном хищении средств, что, в общем-то, произошло и послужило вводом временной администрации, которая и констатировала конец банка «Замоскворецкий». Ежемесячно председатель правления Бударин подписывал отчеты для ЦБ, не имевшие отношения к реальности. Вероятно, это было началом божественного перевоплощения и ухода от дел мирских к воровским.

При этом обвинение в хищении средств вкладчиков предъявлено заочно только не работавшему в банке Павлову Янису и его сестре Павловой Ирине, руководившей ДО «Даев» в период с 2011 по 2012 КБ «Республиканский» (реорганизован путем присоединения с ПАО «Мособлбанк») и в период с 2013 по апрель 2014 года ДО «Даев» ОАО МКБ «Замоскворецкий».

Причем Павлов Янис не работал в этих банках совсем. Мало того, некоторые члены правления о появлении нового дополнительного офиса у МКБ «Замоскворецкий» даже не знали и после отзыва лицензии.

Некоторые члены правления о появлении нового дополнительного офиса у МКБ «Замоскворецкий» даже не знали и после отзыва лицензии

Из показаний сотрудников дополнительного офиса «Даев» следовало, что после начала санации «Мособлбанка» они остались без работы, и Павлова Ирина предложила перейти в «Замоскворецкий», с предправления которого, Будариным, дружит ее брат Янис. Далее Янис платил 100,000 $ в месяц «за крышу» (придание видимости работы допофиса в существующей кредитной организации с действующей лицензией) из похищенных у вкладчиков денег.

Мало того, что это подтвердили в своих показаниях работники допофиса «Даев», но даже сам Янис Павлов, как это не смешно, вину признал и даже почти заключил сделку со следствием.

После хищения со счета вкладчика банка Бермана Э. Б., одного из совладельцев «Капитал Групп», средств от аренды небоскребов в «Москва-Сити» на сумму 25 млн $, ему стало так стыдно, что он написал лично Берману явку с повинной под названием «Чисто сердечное признание». В ней он рассказал, как они с Будариным и неким руководителем из ГТУ ЦБ по Москве организовали преступную группу для присвоения средств вкладчиков и совершали хищения.

Следствие изъяло чистосердечное признание у господина Бермана и провело почерковедческую экспертизу. Она показала не просто подлинность рукописи, но и то, что она написана без волнения или принуждения автора письма к написанию. Читай – не под дулом пистолета. Но суровые следователи ЦАО не склонны к сантиментам и словам Павлова не поверили. Не поверили настолько, что даже на четыре года забыли объявить всех в розыск.

Надо признать, что так было не всегда. Минимум дважды, в 2014-м после возбуждения дела и в 2017-м после подачи жалобы потерпевшими на личном приеме у начальника ГУ МВД России по г. Москве генерал-лейтенанта полиции Баранова О. Н., следственные органы планировали провести обыски у всех фигурантов и задержание всех причастных к подделке документов и хищениям, готовили материалы в суд для получения разрешения на проведение обысков. Но злой рок или наоборот счастливая случайность – иначе как вмешательством высших сил это не объяснишь – и громкая оперативно-следственная операция ( в начале планировали 3-6 обысков, в 2017-м аж 25!) вновь откладывалась сначала на год, потом на два, потом на четыре. Ни одного обыска следствие даже по месту жительства обвиняемых, находившихся в розыске, не провело.

Остановились на том, что арестовали две из шести найденных потерпевшими квартир обвиняемого Бударина И. Л. и его подельников, предъявили обвинение в присвоении 180 млн ₽ с корсчета банка (денег вкладчиков) и, во избежание споров с несогласными потерпевшими, решили направить дело в суд вовсе без них.

Молча, не уведомляя десятки обманутых вкладчиков о задержании Бударина, предъявили ему обвинение в одном самом незначительном эпизоде, выделили дело в отношении него и за три месяца дело направили в суд (не иначе как Бударин сам себе обвинение печатал и помогал следователю тома копировать и сшивать). Где, судя по срокам, в особом порядке к радости следствия и, конечно, Бударина–Пуруши, с согласия государственной корпорации «Агенство по страхованию вкладов» (ГК «АСВ» – признано представителем потерпевшего, конкурсного управляющего ОАО МКБ «Замоскворецкий») и был вынесен этот чудный приговор – иначе пришлось бы допрашивать в суде признанных потерпевшими вкладчиков банка, на имя которых выдавались фиктивные кредиты.

Потерпевшая сторона, ГК «АСВ» удивительным образом проигравшая 100% выигрышное дело о праве использования здания банка до сих пор неустановленным выгодоприобретателям, на которых Бударин переоформил строение в аренду, согласилась на вынесение ему приговора в особом порядке с назначением наказания не более 2/3 от максимального.

Что в результате?

  • Уголовное дело с обвинительным приговором, не разрешившим ни одного вопроса, рассмотрено.
  • Уголовное дело, возбужденное по факту хищения средств вкладчиков – физических лиц, так и не расследовано.
  • Обвинение предъявлено двум из трехсот работников банка, один из которых даже не работник.
  • Приобретенное на похищенные средства имущество нельзя арестовать, так как оно оформлялось на других членов правления.

Согласно выводам первых трех месяцев работы временной администрации в лице ЦБ, конкурсного управляющего в лице ГК «АСВ», доследственой проверке, проведенной Следственным Департаментов МВД России и ГУЭБ и ПК МВД России совместно с ГСУ ГУ МВД России по г. Москве, четко установлены лица, совершившие хищения, способы и суммы похищенных средств, запланированы следственные действия по их привлечению. У них было многочисленное дорогостоящее недвижимое имущество, на которое возможно наложение ареста. По прошествии пяти лет они не допрошены, в деле нет ни одного поручения об установлении их местонахождения и задержании.

Из допроса конкурсного управляющего мы узнали, что здание банка стоимостью 850 млн ₽ по договору аренды с ЗАО «Телиос Телеком» на 25 лет с правом последующего выкупа передано Будариным скрывшимся от следствия неустановленным лицам. До наших жалоб и проверки того, кем оно используется, там велась незаконная игорная деятельность: работало казино. В результате проверки помещений банка сотрудниками полиции были обнаружены игорные аппараты. Материалы направлены в СКР для возбуждения уголовного дела. Неустановленные арендаторы не платили аренду по этому чудесному договору, и даже коммунальные платежи для деятельности казино оплачивались из средств вкладчиков – конкурсным управляющим из конкурсной массы.

После наших жалоб, согласившись, что это совсем беспредел, ГК «АСВ» рапортовало, что здание банка вошло в конкурсную массу и выставлено на торги. Однако с торгов здание было снято, так как покупатели не нашлись даже за 350 млн ₽ с обременением в виде договора аренды на 25 лет с правом последующего выкупа и решениями судов всех инстанций, запретивших чинить препятствия ЗАО «Телиос-Телеком» в использовании здания (под казино, как теперь знаем). То есть продать и направить средства на погашение требований кредиторов нельзя, но говорить, что оно в конкурсной массе и выставлено на торги, можно. С таким обременением теперь также можно снижать его стоимость хоть до 50 млн ₽ и выкупить тому же Бударину, не оплачивая потом кредиторам полную стоимость в 850 млн ₽. Кто стоял и стоял ли вообще за загадочным ЗАО «Телиос Телеком», ни следствие, ни АСВ не интересовало вовсе. Все ходатайства на эту тему либо терялись, либо игнорировались, либо в их удовлетворении было отказано. Хотя казалось бы, логика следствия и конкурсного производства диктовала обратное: наложить арест и по приговору либо в конкурсном производстве реализовать единственный (!) актив банка-банкрота. А теперь любой выгодоприобретатель этой не слишком мудреной схемы выведет из уголовного и банкротного дела здание банка за десятую часть его стоимости.

Не хочется верить, что это выстроенная система, но некоторые моменты заставляют задуматься. В одном только 2016-м отозвано 94 лицензии у кредитных организаций и по стечению обстоятельств в центре столицы – территории оперативного обслуживания УВД по ЦАО г. Москвы – их большинство.

Согласно данным финансовой разведки Кипра, вывод и легализацию денег из банка для его руководства проводила ОПГ Островского Игоря Марионовича (уголовная кличка «Марио»). В базу финмониторинга он попал как фигурант дела «Подмосковных прокуроров», начатого по заявлению Шестуна. ОПГ Марио выводило и легализовывало деньги от казино, крышуемых прокурорами в офшорах ЕС.

Что примечательно, даже фигурант «прокурорского дела» Козлов, тогда ещё и. о. прокурора города, вносил требование следствию наложить арест на спорный актив – здание банка на Полянке. В настоящее время ЗАО «Телиос Телеком» передало право аренды строения ООО «Остров инвест».

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя