Домой Публикация Полковники КГБ, помощники губернатора: именитые сидельцы ИК-11 Нижегородской области

Полковники КГБ, помощники губернатора: именитые сидельцы ИК-11 Нижегородской области

Фото с сайта gulag-info.ru

На условиях анонимности бывший осужденный поделился, с кем пришлось отбывать свой срок в 2007 году

В 2007-м ИК-11 Нижегородской области была колонией строго режима для БС (бывших сотрудников правоохранительных органов). Расположена она в городе Бор, что раскинулся на живописном левом берегу Волги. ФКУ ИК 11 – уникальное место, очень известное в узких кругах: история этой колонии ведет свой отсчет, можно сказать «летопись», с лета 1967-го. За все годы существования этой зоны она была  колонией общего режима, потом – ЛТП, затем, вследствие очередной реорганизации, стала исправительно-трудовой колонией общего режима, а в 2005-м ее перепрофилировали в колонию БС – ФБУ ИК-11. Один из бывших осужденных на условиях анонимности рассказал нам, кто из легендарных личностей сидел в этой колонии и как к ним относились остальные. Кстати, многие данные подтверждены открытыми интернет-источниками.

Первую партию нового контингента колония приняла 29 ноября 2005 года:

  • экс-милиционер из Вологодской области (9 лет за убийство);
  • бывший сотрудник Самарской колонии (5,5 лет за сбыт наркотиков);
  • участковый из Воронежа (4 года за нанесение тяжких телесных повреждений);
  • мастер швейного цеха из ивановской ИК-9 (4 года за сбыт наркотиков):
  • конвоир из Нижнего Новгорода (2 года за «нападение с камнем на кафе»).

ПРОТОТИП ГЕРОЯ ТРИЛОГИИ «ЛЮБИТЬ ПО-РУССКИ»

Там отбывали наказание шпионы: бывший сотрудник СВР Александр Запорожский (работал завхозом столовой ИК) и полковник КГБ Геннадий Василенко. Обоих впоследствии обменяли на разоблаченных в США российских контразведчиков, включая теперь уже телеведущую Анну Чапман. «Мотал» там свой срок и помощник губернатора Нижегородской области «незаконноосужденный» Марк Переверзев со своим подчиненным Сергеем Гуриным. Сели они за отказ дать показания против тогдашнего губернатора Нижегородской области Ходырева. Адвокат Марка Переверзева Дмитрий Коленков позже рассказал журналисту Валерию Татаринцеву о предложениях со стороны обвинения: «Если Переверзев даст показания против губернатора Ходырева, то он выходит из этого дела абсолютно чистым. Ходырев – обвиняемый. Переверзев – свидетель».

Марк, кстати, как утверждал впоследствии шоумен Джигурда, был проообразом «мента» в фильме «Любить по-русски-2».

СВОЙ БЕРИЯ В КОЛОНИИ

В ИК-11 «привыкли» и к осужденным генералам, и к прокурорам высокого ранга: в 9 отряде отбывал наказание помощник прокурора Ракетной армии: полковник (погоняло «Леденец»), осужденный за убийство и целый «букет» преступлений, заваливший жалобами ЕСПЧ. «Леденец» находился под покровительством завхоза 9 отряда (погоняло «Макар»), осужденного за бандитизм, в обмен на написание жалоб и обещание добиться пересмотра его дела. «Мразь редкостная», – так говорили те, кто был с ним в одном отряде. «Макар» обложил данью весь 9 отряд: ему должны были «отстегивать» с посылок все те, кто хотел жить без проблем – обязательно чай и не просто чай, а в фирменных красивых баночках. Такой вот он был гурман. В баню ходить он брезговал, умывался из шланга в отряде, в импровизированном душе. Неугодных избивал сам, бил в грудь. Осужденный Гарин, когда освобождался, обещал подать на него заявление за избиения, но, оказавшись на свободе, решил оставить все побои на суд божий – ничего не подал. В других отрядах такого беспредела не было. Разве что в карантине.

А вот в карантине орудовал осужденный, которого называли «Берия» – бывший прокурор, писавший доносы на осужденных, попавших в карантин, и склонявший их взять на себя нераскрытые преступления. И если не находил общий язык, то тут к выбиванию показаний подключался бывший спецназовец ГРУ Босов. В общем, в ИК-11 карантин был своеобразной пресс-хатой. Кстати, «Берия» после освобождения по УДО, по слухам, ходившим в зоне, до дома так и не доехал. Видимо, кто-то из тех, кого он прессовал, нашел его по дороге. Следователь приезжал допрашивать в ИК всех, кто еще не отсидел свой срок.

Кстати, «Макар» был «второход». Первый срок он отбывал в Тагиле за карманные кражи. Его подельник «Батя» был завхозом в 5 отряде. Но в отличие от Макара, человек был адекватный. На счету их банды не менее 10 разбойных нападений и 6 убийств. Кстати, «рекорд» «Бати», за который он попал в Тагил, где и познакомился с «Макаром» (именно там они решили «сколотить» банду), они не побили: в восьмидесятые «Батя» в составе организованной преступной группы, состоящей в основном из рецидивистов, совершил более 70 грабежей и разбоев. В Тагиле в то же время сидел зять Леонида Ильича Брежнева, генерал-полковник милиции Юрий Чурбанов.

Погорела банда «Макара» из-за разбойного нападения 15 июля 2003 года на инкассаторов, которые выносили 40,000 $ из офиса фирмы «Нью». В этот день ожидался приезд Президента РФ в Нижний, и оперативники проявили чудеса ловкости, задержав банду. Тогда в результате нападения двое охранников получили огнестрельные ранения, но деньги им удалось отстоять, хотя в завязавшемся «боестолкновении» в ход пошло не только огнестрельное оружие, но и боевые гранаты. Правда, с момента этого преступления до задержания всех участников банды прошел практически год, но оперативники «рыли землю» из-за приезда главы государства: раскрыть это преступление было делом чести.

ВЕЖЛИВЫЙ И ТАКТИЧНЫЙ УБИЙЦА

«Юридический советник» «Макара» – «Леденец» был другим, хоть суд и признал его  виновным в убийстве, вымогательстве и превышении должностных полномочий. Карьерный рост его был стремителен и хорошо предсказуем. Дважды вышестоящее командование подписывало представления на досрочное присвоение очередного воинского звания. Прокуратура военного гарнизона поселка Звездный была на лучшем счету у командования Ракетных Войск Стратегического Назначения. И заместитель военного прокурора, не считаясь с личным временем, успешно трудился на правовой ниве: пресекал воинские преступления, раскрывал крупные хищения государственного и военного имущества.

В тридцать три года за успехи по службе досрочно получил звание подполковника. Из служебного представления: «Оперативно и качественно расследует уголовные дела различной категории сложности. Благодаря личному участию было раскрыто убийство, совершенное особо опасным рецидивистом Шабалиным…. Быстро находит контакт с работниками других правоохранительных органов. Хороший семьянин, ведет здоровый образ жизни. В обращении вежлив, тактичен». Поэтому громом среди ясного неба прокатилась новость: у «Леденца» на даче обнаружены трупы. Трупы солдат, долгое время проходивших по картотекам правоохранительных органов находящимися в бегах. А по версии пермских СМИ, подполковник склонял солдат к гомосексуальным связям. Правда, в ходе следствия это доказать не смогли. Но тем не менее… В общем, «Макар» и «Леденец» нашли друг друга. Правда, потом «Леденцу» пришлось срочно переводиться к себе на родину, в Пермский край, поскольку «Макар» стал подозревать, что «Леденец» его кинул с обещанием положительного решения ЕСПЧ. Правда, досрочно освободиться «Леденцу» это не помогло: суд отказал ему в УДО и на его родине.

САМАЯ ПИШУЩАЯ КОЛОНИЯ

Первый начальник колонии для бывших сотрудников слыл одним из богатейших людей в области. И неудивительно: по слухам, циркулирующим в ИК, ему и его близким принадлежало все производство учреждения. А это: изготовление тротуарной плитки, комплектующих для ГАЗелей, швейный цех и «поделочное» производство.

Сейчас ИК -11 – знаменитая «красная зона», хотя в последнее время контингент несколько разбавили бывшими военнослужащими, в основном из Чечни.

Колония – одна из самых «пишущих» в области, да и по стране тоже. Правда, якобы сейчас новое руководство пытается наложить запрет хотя бы на жалобы в ЕСПЧ, но этого она вряд ли достигнет – не тот контингент там сидит. Да и добивались «отправления» жалоб на зоне почти два года. Только в 2007-м руководство ИК махнуло рукой на пишущих: все равно это уже было не остановить.

Главное условие – пиши про все, что хочешь, только не про ИК. И будет тебе УДО: нередки случаи, когда осужденный «оставлял» 2-3 года, в то время, как по статистике в России средний срок, который можно оставить по УДО, колеблется от шести месяцев до полутора лет.

— И не могу сказать, что за УДО там платят, чем разочарую многих выходцев из колонии, которые стали правозащитниками, после того как за допущенные нарушения им УДО и обломилось, – говорит наш собеседник. – Умные люди, а таких немало в этой ИК, всегда мирно сосуществовали с администрацией. Ибо это было выгодно всем. Помню случай, когда в 2007-м у осужденного «потерялась» жалоба в ЕСПЧ, так руководство колонии полностью за свой счет сделало копии документов для нее и отправило в Страсбург. Правда, это был один из тех осужденных, чьи личные дела (не уголовные) превышают десяток толстых томов. Точнее, единственный осужденный в таком роде. Да и вышел он, оставив от 7 первоначально полученных лет почти три года, и срок ему снижали, пока он там сидел, три раза (всего приговор его изменяли аж 8 раз, что на рекорд Гиннеса тянет). В конечном итоге через два года после освобождения дело его было пересмотрено благодаря ЕСПЧ. Там вспыли интересные факты: показания на него, как следовало из документов, давал человек, умерший за полгода до суда (спиритический сеанс был, не иначе).

Сидел в колонии там по недоразумению и шансонье Захар (за ДТПшное дело). Про будни в Бору он написал песню «Борский этап»: именно так, в память о нем, теперь называется ВИА (вокально-инструментальный ансамбль) ИК-11.

РУКОВОДСТВО И НА ЗОНЕ РУЛИТ

Если говорить об иерархии в зоне, то, как и на воле, руководящие места там у бывших сотрудников, на свободе занимавших руководящие должности. Не на последнем месте котируются у осужденных судьи, адвокаты, прокуроры и следователи: именно к ним идут за написанием жалоб и всевозможных обращений. Это так называемая «белая» кость, что на свободе, что в колонии.

Анна Волконская. По материалам книги Ярослава Михайлова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя