Домой Колумнисты Колонка Никиты Белых. О важности библиотек и перевоспитании

Колонка Никиты Белых. О важности библиотек и перевоспитании

574
Никита Белых

Обычно я пишу материал для колонок, не привязываясь к праздничным или юбилейным датам, но сегодня хочу отойти от наработанного формата. 27 мая отмечался Общероссийский день библиотек – указ президента был подписан в 1998 году. Тогда праздновали 200-летие открытия Екатериной II первой публичной библиотеки в стране. Поскольку теперь это и мой профессиональный праздник, то хочу поздравить всех библиотекарей в России и поблагодарить за нелегкий и часто не самый благодарный труд.

Библиотеки в колонии, как я уже писал ранее, немного больше, чем просто библиотеки. Ввиду отсутствия альтернативных форматов – интернет в учреждениях ФСИН запрещен, они, по сути, являются единственным источником получения информации, образовательного и культурного развития. Но сейчас я хочу акцентировать внимание не на том, насколько важна библиотека, а насколько неэффективно она используется при достижении задач, стоящих перед уголовно-исполнительной системой. А точнее, задач, связанных с воспитанием/перевоспитанием и искуплением.

Как определить, перевоспитался осужденный или нет? Чем руководствуются суды и прокуратура, когда формируют мнение в отношении того или иного человека? Если вы думаете, что соотношением взысканий и поощрений или характеристиками производственной деятельности, то глубоко ошибаетесь. Я видел людей, которые не имели взысканий, были поощрены, работали в две смены, не были должны государству или по гражданским искам, но в отношении них молоденький прокурор с подростковыми прыщами на лице говорил, что, по его мнению, осужденный еще не окончательно встал на путь исправления, и ему рано выходить из колонии по УДО или по 80 статье УК РФ по замене наказания на более мягкое, в том числе на исправительный центр. И наоборот, совершенно фантастические персонажи, которые не то что «не встали на путь исправления», а даже не задумывались о том, где этот путь находится, выходили, как только наступало право на УДО или 80 статью.

Спрашивал у местных обитателей о причинах такого странного подхода: кто уверен в финансовой мотивации судей и прокуроров, называя конкретные суммы и фамилии, кто ссылается на негласную практику, не зафиксированную в наших нормативных документах или решениях Пленумов Верховного суда, типа «больше пяти лет не «откусывать», то есть не отпускать по УДО или другим основаниям, если осталось неотбыто 5 лет и более. А с учетом того, что здесь у людей сроки по 15-20 лет и более, право на УДО возникает через 2/3, а тот же исправцентр может быть назначен и после ½, то это сильно ограничивает многих обитателей колонии. Вообще, чем менее четко прописан регламент и основания, тем больше странностей.

В связи с этим у меня возникла простая и понятная идея.

Что является критерием исправления человека в колонии или тюрьме? Отсутствие рецидива. Ни для кого не секрет, что уровень рецидивной преступности у нас крайне высокий, что на самом деле говорит о низкой эффективности ФСИН: то есть люди не исправляются и снова совершают преступления. При этом, как я писал ранее, в связи с разделением колоний на колонии для «первоходов», то есть тех, кто впервые оказался за решеткой, и рецидивистов (сама мера правильная) отсутствует ощущение от рецидива. И те, кто покинул, например, Клекотки (это колония, в которой я отбываю срок), при совершении нового преступления сюда не вернутся в любом случае.

Более того, нет никакой мотивационной зависимости в зарплате у сотрудников воспитательного отдела (а это одно из самых больших подразделений) от результатов их работы. То есть при одинаковых званиях и выслугах одинаковое вознаграждение за свой труд будут получать как сотрудники колонии, «выпускники» которой в течение года снова оказались в местах лишения свободы, и те, которые так воспитывали своих подопечных, что они, выйдя на волю, стали честно работать, рожать хорошеньких детишек и писать благодарственные письма в колонию. Абсурд, но это так. Результатом меряются другим: мероприятиями, чаще формальными, кучей бумажных отчетов и весьма специфических данных.

А идея состоит в том, чтобы сформировать достаточно репрезентативную фокус-группу, отражающую всю возрастную, статейную, образовательную и иную палитру изучаемого контингента и «прикрепить» их к библиотеке. Определить (вместе с экспертами в среде образования и культуры) перечень литературы, которую должны прочесть и усвоить осужденные, разработать набор экзаменационных тестов, позволяющих определить степень усвоения, возможно ввести какие-то дополнительные индикаторы. Причем программа, учитывая долгие сроки, может быть весьма насыщенной. А после освобождения вести мониторинг по этой группе. И если уровень рецидива у фокус-группы будет принципиально ниже, то это будет лишь подтверждать предположение, что майор внутренней службы не Достоевский, а начальник отряда не Макаренко. И тогда можно безболезненно сократить часть ставок воспитательных отделов, а высвободившиеся средства направить на формирование библиотечного фонда. По моим подсчетам, у таких колоний, как наша, даже ставки одного сотрудника воспитательного отдела будет достаточно, чтобы в течение 3-4 лет качественно повысить уровень и эффективность работы библиотеки.

Поделился этой идеей с одним из сотрудников воспитательного отдела, чтобы все честно было. Знаете, что он ответил? «Если осужденные будут много читать умных книжек, то станут более изощренными преступниками и будут реже попадаться».

Вот собственно и все. Какой уж тут Достоевский? Занавес.

 

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Много воды и никакой пользы. Походу Вам реально не…. делать там. Уж лучше работайте идите. Нафига им развитие библиотек — они и так есть и все там зачитанные перечитанные — хоть Шекспира в оригинале прочтут. Связь не допотопная нужна хотябы с родными — вот это да, свидания семейным длительные более часто, передачи, лимиты увеличенные… а то что Вы пишите — х..я на постном масле, извините. Видать хорошо сидится …
    • Зачем же так грубо и по-хамски-то?Ведь не секрет,что сидельцы в тюрьмах тупеют и постепенно превращаются в быдло,которое всеми презираемо и отрицаемо на воле.Н.Ю.правильно понимает сложившуюся ситуацию и предлагает пути её решения.Другое дело,что это никому не нужно.Тюрьма не перевоспитывает,а всё делает для того,чтобы в неё возвращались снова….Спасибо Н.Ю .за труд на благо людей,во имя спасения их души.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя