Домой Борис Пантелеев ​Профессиональная защита​ – не верь, не бойся и вежливо требуй!

​Профессиональная защита​ – не верь, не бойся и вежливо требуй!

1975
0

Многие заключенные и осужденные, защищая свои права, не знают элементарных основ процедуры и делопроизводства. Я и мои коллеги предлагаем ознакомиться с базовыми алгоритмами защиты.

Первое, что следует помнить,​ – отстаивание своих прав возможно осуществлять лишь тогда, когда каждый из вас лично выполняет все законные требования администрации. В случае хотя бы малейшего нарушения режима все попытки заключенного добиться справедливости рухнут в пропасть надзирательского беспредела и двойных стандартов.

Можно требовать, чтобы тебя НЕ избивали, но, если перед избиением кто-то выкушал четверть бражки, после вышел на плац и стал кричать, мол, видал я вас там-то и там-то, то ни один прокурор, ни один правозащитник помочь не сможет, даже если спецсредства были применены незаконно. Можно требовать, чтобы тебе платили нормальную зарплату, но если гражданин начальник точно знает (а он, как правило,​ знает), что ты, например,​ купил​ (не желая заморачиваться какими-то там законами) свидание, пусть и положенное, то этот самый гражданин начальник точно сделает у себя очень четкую зарубочку по поводу мнимой законности получения свидания.

То же самое с УДО, например. Заплатил кто-то за то, чтобы его по УДО побыстрее отпустили. А гражданин начальник решил, предположим, «кинуть» соискателя быстрой и легкой свободы. Обманутый решил написать жалобу. Но на что обманутый заявитель может опираться при написании жалобы, если и он сам, и тот, на кого жалуются, знают: все поощрения купленные?

Является ли требование законным, вы сможете узнать, если найдете в себе силы и умение настоять на том, чтобы сотрудники СИЗО (колонии) ознакомили вас с вашими правами, в частности, с законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых…», Правилами внутреннего распорядка СИЗО, с Уголовным кодексом, Уголовно-исполнительным кодексом​ РФ ПВР ИУ МЮ. Это минимум того, что необходимо знать всегда и везде.

Далее рекомендуем завести тетрадку, ручку, запастись бумагой и конвертами и помнить о том, что любой свой шаг, действие, заявление, жалобу, обращение (даже устные) желательно как-либо визуализировать и овеществлять. Обратился кто-то из вас к инспектору по корпусу СИЗО (жилой, производственной зоны) с устной или письменной просьбой, жалобой, заявлением​ – в тетрадочку, в нее, родимую. Мол, такого-то числа обратился (в соответствии со​ ст. 21 закона «О содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых» или​ ст. 15 УИК​ РФ) к такому-то сотруднику с такой-то просьбой, жалобой, заявлением. Спустя такое-то время получен ответ такой-то. Не смущайтесь и не ленитесь все это записывать: человеческая память​ – штука, как правило, ненадежная.

Отдельный вопрос, если срок ответа на ваше заявление, жалобу, обращение просрочен (что бывает редко, но бывает). То есть ответ вам пришел не в течение месяца, как того требует закон, но спустя месяца два-три. Тут уже есть реальные шансы обжаловать неисполнение нормы ФЗ №​ 59 «О порядке рассмотрения обращений граждан​ РФ». Точнее, п. 1​ ст. 12 этого закона, предписывающего любому должностному лицу дать ответ строго в течение месяца. Если же в отношении вас, как заявителей, станут применяться репрессии (не дай Бог, но об этом ниже), вы можете воспользоваться и п. 1​ ст. 6 этого же закона, запрещающего преследование за критику. Какими бы наивными ни казались наши советы, в них суть и соль правозащиты вообще и вашей защиты в частности​ – без борьбы нет победы.

Ссылки на действующие законы и нормативные акты всегда очень кстати. Если вы будете указывать их и конкретные статьи, пункты, параграфы, гражданин начальник будет видеть, что вы знаете предмет обращения четко и досконально. В этом случае любой чиновник будет, автоматически, смотреть на вашу жалобу с чуть бОльшим вниманием!

Но вот дальше начинается самое главное. Как только вы ступаете на путь официальной защиты своих прав на юридическом поле, если можно так выразиться, то сразу встаете на негласный учет в оперотделе или отделе по безопасности и режиму (что, конечно же, никто и никогда из сотрудников не признает). Причина более чем понятна: система привыкла, что основные методы защиты у заключенных – это эмоции, крик, возмущение, нижайшие просьбы. В самом «лучшем» случае​ – отказы от приема пищи или нанесение повреждений различным частям​ тела. Почему я взял прилагательное «лучшем» в кавычки? Да потому что ко всему вышеописанному система давно уже привыкла и научилась противостоять всем этим вскрытиям вен и голодовкам. Единственное, с чем она никак не может до сих пор совладать (при обязательном условии, что каждый из заявителей прав в том или ином случае)​ – это с грамотно написанными и поданными в установленном порядке заявлениями-жалобами, длящимися во времени. Последнее более чем важно.

Мало, явно недостаточно, квалифицированно написать то или иное обращение, мало добиться, чтобы оно было зарегистрировано в установленном порядке с присвоением исходящего номера и отправлено по назначению в установленный законом срок (а не через пару-другую месяцев или вообще прокурору Корзинкину).

Мало быть готовым, получив спустя месяц-другой стандартную формальность казенного равнодушия – отписку.

Мало обжаловать ее в порядке ст. 218 Кодекса административного судопроизводства (Предъявление административного искового заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, … должностного лица, государственного … служащего и рассмотрение административного дела по предъявленному административному исковому заявлению).

Мало научиться писать четким, разборчивым почерком, с пробелами между строк, делая отступы справа и слева (причем, слева отступ больше, для подшития жалобы) строго по существу вопроса, с описанием алгоритма предыдущих действий. Мол, такого-то числа послал письмо такому-то, через столько-то времени получил стандартную отписку (с указанием исходящего номера отписки, в идеале​ – приложив ее копию) такого-то числа и​ так далее. Мол, считаю, что полученный ответ дан мне не по существу, что грубо противоречит духу и букве п. 1.1​ (Государственный орган … обеспечивает объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, в случае необходимости​ – с участием гражданина, направившего обращение)​ и п. 1.4​ (Государственный орган … дает письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов)​ ст. 10 Федерального закона №​ 59 «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Полагаю, что проверка проведена поверхностно, не изучены должным образом такие-то мои аргументы, такие-то слова-объяснения тех, на кого жалуюсь, не восприняты критически (тут не грех и про круговую поруку, и про коррупцию вспомнить, но очень осторожно), в связи с чем прошу привлечь к ответственности такого-то по​ ст. 285 УК​ РФ (см. комментарий к этой статье. Уголовную ответственность влечет использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы).

Всего этого мало и явно недостаточно.

Про испытания и несовершенство закона

Всегда нужно помнить, что после испытания водой и огнем обязательно будет испытание медными трубами. Дело вовсе не в водворениях в карцер или ШИЗО, а то и в избиениях, которые могут не прекращаться, хотя вы будете продолжать настаивать на своих жалобах, заявлениях. Каждый из вас может задать себе вопрос в самом начале дистанции: смогу ли я выдержать «искушение пряником» на любом из «этапов большого пути»? Помню, начальник ИК-23 (пос. Ревда Мурманской области) после очередной серии моих жалоб предложил мне стать… заведующим столовой. Я сразу же согласился, но с маленьким условием-просьбой. Попросил дать мне право отбирать по одному осужденному из каждого отряда, чтобы они на завтрак, обед, ужин могли бы приходить в столовую и наблюдать,​ что именно​ из продуктов и​ как именно​ закладывается в котел. Странно, но почему-то после этой моей простенькой, маленькой просьбы не только у начальника колонии пропало всякое желание ставить меня во главе пищеблока, но ко мне даже перестали подкатывать блатюки-смотряги, требовавшие, чтобы я их «курсовал» перед отправкой жалоб (согласовывал с ними свои тексты).

Поэтому, если у вас в камере (секции) стоит телевизор, холодильник, набитый продуктами, подобрались адекватные соседи по камере (секции), никто из сокамерников не пытается выбить из вас явку с повинной, соотрядники не стремятся путем избиений добиться перечисления каких-то сумм на заветный счетец, к тому же, у вас есть реальные шансы «уйти на УДО», «уйти на поселок», но имеются нарушения в чем-то другом и вы задумываетесь о возможном ухудшении в случае написания жалоб, то тогда, может быть, права человека и подождут?

Кстати, про телевизоры и холодильники. В​ ст. 94 УИК четко прописано право одного осужденного или группы осужденных заказать за свой счет или получить от родственников теле-, аудиоприемники. Другое дело, что статья эта является мертворожденной​:норма п. 5 Приложения №​ 1 ПВР ИУ​ (Телевизионные приемники и радиоприемники могут приобретаться только для коллективного пользования и устанавливаться в местах, определенных администрацией), призванная лишь уточнять и детализировать вышеуказанную статью, полностью подменяет суть федерального закона​ – УИК​ РФ.

В законе же «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых» (ФЗ № 103) такая норма не содержится вообще. Лишь говорится, что телевизоры и холодильники выдаются в камеры «по возможности». А вот поди ж ты определи​ – имеет в данный момент администрация возможность выдать телевизор в камеру или не имеет. Правозащитникам известны случаи, когда на территорию тюремного учреждения даже сотрудников налоговой полиции или представителей Минюста не пускали.

Кроме того, существует инструкция, изданная бывшим директором ФСИН​ РФ (ныне, правда, отбывающим наказание), якобы препятствующая коррупции. Ее краткий смысл заключается в двух посылах: во-первых, телевизор, холодильник, иную гуманитарную помощь учреждения могут принимать только от юридических​ лиц, во-вторых,эта гуманитарка обязательно обезличивается. Другими словами​ – вовсе не факт, что после принятия, например, холодильника/телевизора от родственников заключенного Х администрация обязана передать этот холодильник именно заключенному Х.

То есть техника, по идее, может быть передана совсем другому арестанту, что в принципе аннулирует смысл вышеуказанного желания родственников или друзей помочь близкому человеку. Ну конечно же, кто-то может возразить: а как же​ ст. 8 УИК​ РФ, в которой русским по белому записано: «…уголовно-исполнительное законодательство​ РФ основывается на принципах законности,​ гуманизма, демократизма, дифференциации наказаний,​ индивидуального подхода…», но это, как говорит известный телеведущий, уже совсем другая история.

Если вы все же решили идти до конца, защищая свое достоинство и свои права, категорически рекомендуем забыть про лагерную субкультуру (насколько это вообще возможно). Чтобы никакие «западло» или воровские понятия не мешали вам в защите прав. Не устаю повторять: или права человека, или воровской (черный)​ ход. Совмещать эти две материи невозможно.

Также рекомендуем запомнить другие «можно» и «нельзя». При отстаивании своих прав крайне не рекомендуется:

  • повышать голос в разговоре с любым сотрудником,
  • размахивать руками,
  • употреблять ненормативную лексику,
  • перебивать своего оппонента в погонах, тем более – угрожать​ ему.

Кстати, об угрозах явных и мнимых. Угрозой, в соответствии с диспозицией​ ст. 119 УК​ РФ и комментариях к ней, является лишь явно выраженное намерение причинить вред здоровью или жизни. Но среди сотрудников УИС есть немало людей с очень тонкой душевной организацией, для которых обещание вроде «…я на вас жалобу напишу» или «…вы за это ответите» тоже почему-то воспринимается как угроза. Поэтому рекомендуется не разбрасываться словами, а просто молча делать​ дело.

Нежелательно использовать в разговоре жаргонизмы, даже несмотря на то, что многие сотрудники сами этим грешат. Зато очень полезно, например, в каждой своей жалобе писать-ссылаться на то, что все ваши попытки найти понимание среди сотрудников СИЗО/колонии (а если жалуетесь во ФСИН РФ или Генеральную прокуратуру РФ, то среди сотрудников УФСИН (ГУ ФСИН) региональной прокуратуры) не дали никакого результата.

Пусть четко и однозначно будет видно не ваше стремление к кверулянтству​ (непреодолимая сутяжническая деятельность, выражающаяся в борьбе за свои права и ущемленные интересы, зачастую​ – мнимые или преувеличенные), а тяга к справедливости и конструктивному решению того или иного вопроса.

Дополнительный контроль со свободы

Неплохо было бы также заручится поддержкой со свободы. Это особенно важно, если какой-то гражданин начальник возомнит себя наместником Бога на земле и сочтет возможным применить к жалобщику, как писалось выше, какие-либо репрессии. Самыми надежными вашими союзниками являются родственники или друзья. Первый путь у тех, кто на свободе​ – попытаться достучаться до сердца или разума того или иного начальника, что, конечно, сложно. Ну а если не помогает​ – жалобы в вышестоящие инстанции. Правозащитники тоже готовы помочь, но у них, как правило, и без того хватает своих «сыновей лейтенанта Шмидта», которым нужна помощь. Кроме того, следует помнить, что правозащитники, особенно состоящие в ОНК, не имеют права вмешиваться ни в следствие, ни в судебное разбирательство, да и ресурсов у них на это​ нет.

Ведь одно лишь ознакомление с самым маленьким набором документов (приговор, кассация и ответ на нее, протокол судебного заседания при условии, что все эти документы пришлют правозащитникам) может занять целый​ день. Как говорил И. Бродский, в тюрьме нехватка пространства компенсируется избытком времени. У правозащитников все наоборот​ – времени не хватает катастрофически.

Хорошим средством в защите ваших прав является предание гласности тех или иных претензий, обращений в надзирающие инстанции и​ так далее. Одним из эффективнейших ресурсов являются Общественный вердикт и White News. Однако учтите: редакции этих ресурсов дорожат своей репутацией и вряд ли станут публиковать что-то, если у них не будет уверенности в вашей правоте.

Рекомендации для написания жалоб и заявлений, основанные на многолетней работе по обращениям заключенных

Первое правило: любое заявление или жалоба должны быть предельно лаконичны и содержательны. Если «растекаться мыслью по древу» листов эдак на 10–12, да еще в качестве аргументов использовать обороты вроде «я не делал то-то, потому что попросту не способен на такое», то это​ бесполезная работа. Наилучший размер любого послания, в котором коротко, но не упуская важных деталей, изложена суть вашего обращения. Это две, максимум​ три страницы. Или два листа с оборотом (но лучше этого не делать).

Второе правило: обойдитесь без предисловий и вступлений. Только основное:

а) каким судом (и судьей) и по какой статье вы были осуждены;

б) официальная формула обвинения;

в) какие обстоятельства или улики легли в основу обвинения;

г) допущенные во время следствия и суда процессуальные нарушения (какие именно, кем или чем это подтверждается);

д) какие следственные действия (экспертиза, очная ставка, уличный эксперимент и​ так далее) не были проведены или были осуществлены с нарушением УПК​ РФ, какие доказательства не исследованы надлежащим образом;

е) в чем именно вы не согласны с выводом суда или следствия;

ж) кто из свидетелей защиты или обвинения (бывает, что и они свидетельствуют в пользу подсудимого) не был допрошен и​ так далее.

Важно помнить и разницу между апелляцией и кассацией.

Апелляция подается на еще не вступившие в силу решения суда. Кассация рассматривает жалобы на уже вступившие в силу вердикты.

Апелляционная коллегия обязана собираться при обращении заявителя. У кассации такой обязанности нет. Отказ может вынести судья в кабинете, без вызова сторон и без истребования материалов уголовного дела.

Апелляция рассматривает уголовное дело по существу. Это вторая попытка судебной тяжбы, хотя и немного ограниченная. Кассация не рассматривает обстоятельства дела. Она лишь следит за соблюдением судебного порядка.

Апелляция не имеет права выносить решение о новом рассмотрении дела. Она или отклоняет жалобу, или изменяет решение первой инстанции. У кассации компетентность намного шире. Она может отклонить жалобу, отменить решение, назначив новое рассмотрение,​ имеет право вынести новое постановление.

Третье правило: пишите​ сухо. Обращения часто пишут эмоционально: «вопиющая несправедливость», «чудовищное беззаконие», «попрание всех мыслимых и немыслимых конституционных норм». Это очень мешает анализу текста, также раздражает чиновника, к которому попадает ваше заявление: он работает с такой почтой ежедневно и​ – с учетом его опыта работы​ – несколько привык к беззаконию. Такой накал страстей часто производит обратный результат​ – вызывает подозрения в наигранности. Поэтому постарайтесь при изложении избегать лирических отступлений, длинных, сложных предложений, неубедительных фактов​ – сухо, коротко, по существу.

Четвертое правило: что очевидно для вас, для суда или надзирающей инстанции может и не быть столь же однозначным. Старайтесь пользоваться строго юридическим стилем, формулируя объективно, избегая категоричных суждений. Например, вместо фразы «…так как свидетели снимали у потерпевшей комнату, то находились от нее в полной зависимости и оболгали меня» лучше написать «…учитывая то, что показания свидетелей Ж. и Б. противоречивы (л. д. такой-то), а также то, что они снимали комнату у потерпевшей Г., можно предположить зависимость свидетелей от потерпевшей и, соответственно, отнестись к их показаниям критически».

Пятое правило: чиновник​ – тоже человек. Не нужно «давить на жалость», но постарайтесь изложить вашу проблему максимально искренне. Это может сыграть дополнительную положительную роль при рассмотрении вашего обращения.

Шестое правило: будьте аккуратны и последовательны. Желательно, как уже говорилось выше, завести тетрадь и в ней фиксировать:

а) дату отправки и исходящий номер каждого послания (его обязан сообщать работник спецотдела);

б) тему обращения;

в) дату и номер ответа;

г) исходящий номер и дату обращения в следующую инстанцию и​ так далее.

Это может показаться трудоемким, но это​ – наиболее эффективно! Чиновник в аппарате Верховного суда или Генеральной прокуратуры, увидев четкую аргументацию, знание закона, обозначение к кому и когда вы обращались из нижестоящих инстанций, отнесется к этой жалобе с чуть большим вниманием.

Седьмое правило: не рекомендуется писать что-либо неразборчивым почерком, бледными чернилами, на желтой или оберточной бумаге. Понятно, что в условиях несвободы зачастую сложно достать нормальные принадлежности для письма. И тем не менее, если вы хотите добиться хоть какого-то результата, а не просто поучаствовать в процессе, постарайтесь эти пожелания соблюдать. С левой стороны листа (на обороте​ – с правой) следует оставлять поля в 3–4 см для подшивания в папки. Старайтесь писать небольшими абзацами из 5-6 предложений.

Памятка​ для​ пишущих​ жалобы.

  1. Заменяя существительные местоимениями, позаботьтесь о правильном его согласовании.
  2. Между нас говоря: падеж местоимения тоже важен.​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​
  3. Если вы хочете использовать глагол, то спрягать его нужно правильно, а не как того захотит автор.​ ​ ​ ​ ​ ​ ​
  4. Глагол, кроме того, всегда должны согласовываться в числе с существительными.​ ​ ​ ​ ​ ​ ​
  5. Не надо нигде и никогда не использовать лишних отрицаний.​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​
  6. Плохо зная грамматику, сложные конструкции должны употребляться с осторожностью.
  7. Которые являются придаточными предложениями, составлять надо правильно.
  8. Мы хотим​ отметить, что менять лицо от имени которого ведется изложение, автор этих строк не рекомендует.​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​
  9. Что касается незаконченных предложений.
  10. Автор использующий причастные обороты должен не забывать о пунктуации в письмах статьях докладах ставьте​ запятые​ при​ перечислении.
  11. Не, используйте, запятые, там, где, они, не, нужны.
  12. Ставьте, где надо, твердый знак или хотя бы апостроф; обем доклада так все равно не сэкономить.
  13. Не сокращ.!
  14. Проверьте в тексте пропущенных слов.
  15. Автор должен железно просечь: хочешь неслабо выступить «за всю мазуту» – подвязывай с жаргоном (он «не канает» ни в борщ, ни в Красную армию).
  16. Если неполные конструкции – плохо.
  17. По нашему глубокому убеждению, мы полагаем (ибо это не запрещено законом), что автор, когда он пишет доклад, определенно не должен приобретать, дурную привычку, заключающуюся в том, чтобы использовать много ненужных слов, которые в действительности совершенно и абсолютно не​ являются​ необходимыми для того, чтобы выразить свою, равно как и чужую, мысль.
  18. Метафора – это гвоздь в ботинке и лучше ее выполоть.
  19. Не делите неделимое и​ не соединяйте разнородное, а кое что пишите через дефис.
  20. Не зная падежов не говори глупостев.

ID автора

Борис Пантелеев, руководитель СПБ отделения «Комитет за гражданские права».

Служил в ВДВ, работал на киностудии «Ленфильм», был помощником депутата Ленсовета.

Правозащитной деятельностью занимается с 1991 года. Являлся внештатным экспертом радиостанции «Свобода», корреспондентом журналов «Досье на цензуру», «Неволя».

С 1999 года создал и руководит Санкт-Петербургским отделением организации «Комитет за гражданские права» (председатель организации, член Президентского совета по правам человека — А. В. Бабушкин).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя