Домой Колумнисты Колонка Бориса Пантелеева. Луну халатом не прикроешь

Колонка Бориса Пантелеева. Луну халатом не прикроешь

Наш колумнист – о проблеме голодовок и принудительном кормлении как способе борьбы с ними.   

Редакция White News на днях опубликовала статью о принудительном питании осужденных как об узаконенной пытке. Своим мнением поделился наш колумнист Борис Пантелеев.

В сентябре 2015 года осужденный Руслан Озниев подал в суд на администрацию колонии. В исковом заявлении он указывал причину объявления голодовки: сотрудники не пускают его смотреть телевизор, не выдают положенное молоко, заставляют слушать музыку, которую не подобает слушать мусульманину. Уже через шесть дней после начала голодовки Озниева начали кормить принудительно, «фиктивно указав на плохое состояние». По словам Озиева, его кормили мясным бульоном, хотя религия запрещает ему подобное есть. Начальник медсанчасти отказывался менять рацион, но позже его подчиненные все-таки согласились давать осужденному не бульон, а воду с медом, финики и орехи. «Данные действия были направлены на подавление воли к защите своих прав путем голодовки до приезда прокурора», – указывалось в иске.

Неизвестно, насколько тщательно суд разбирался в ситуации, в том числе, в первопричинах голодовки, однако признал правоту администрации колонии.

Интересно исследовать следующий странный пердимонокль. В современной уголовно-исполнительной системе (УИС РФ) есть возможность официально, по закону, посылать жалобы во всевозможные надзирающие инстанции: в прокуратуру, в вышестоящий УФСИН, в ОНК и так далее, вплоть до президента. Но, почему-то осужденные прибегают раз за разом к такой полулегальной форме протеста, как голодовка. Может быть, дело в том, что жалобы осужденных и заключенных повсеместно НЕ отправляют по назначению? Во всяком случае, мое обращение к Президенту Владимиру Путину, лет 18 тому назад, 2 спецотдел СИЗО-1 (старые «Кресты») не только не отправил, но и вернул…вскрытым. На вопрос, зачем конверт вскрывался, ответа я не получил.

А еще могут, в нарушение закона, продолжать содержать голодающего в одном помещении с теми, кто голодовку не объявлял, что также будет пыткой для него. И здесь возникает еще один очень важный нюанс.

Насколько мне известно, никто и никогда, во-всяком случае в недрах УИС РФ, не пытался проводить исследования о причинах объявления голодовок.

Никто не знает, как часто в России применяется принудительное кормление к заключенным, объявившим голодовку. Любой исследователь не сможет найти в открытом доступе информацию такого рода. Подобную статистику, если она и есть, держат за семью печатями – на запросы правозащитников не отвечают. Но судебная практика, хоть и редкая, опосредованно подтверждает: серьезная проблема существует.

Сотрудники ФСИН почему-то свято убеждены: любой вскрывающий вены или объявляющий голодовку – это обязательно мерзавец, желающий получить себе какие-то поблажки по режиму. Тюремных чиновников сколь-нибудь высокого ранга совершенно не интересует, насколько нелепо выглядит со стороны эта их железобетонная убежденность по данному вопросу. Все-таки многие из них обучались в Рязани, есть и жизненный опыт. И то, и другое не может не говорить о том, что осужденный, тем паче группа осужденных, если уж и решается на такой шаг, то в связи с чем-то очень серьезным.

В конце-концов, должна же быть у них профессиональная память, черт возьми! Ведь даже во всевозможные скрижали, включая и Википедию, занесен случай массовой голодовки в Льговской колонии № 3, что в Курской области. В ночь на 27 июня 2005 года 345 заключенных, доведенных до отчаяния, в знак протеста против нарушения их прав и условий содержания нанесли себе различные травмы и увечья. По результатам проверки, организованной Генеральной прокуратурой, прокуратура Курской области 1 июля 2005 года возбудила уголовное дело по статье 321 УК России («Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества»). Осужденных не удовлетворил ход данной проверки, более 800 из них, а также около 40 их родственников и друзей, собравшихся перед входом на территорию колонии, устроили голодовку и акцию протеста. Был там и я. Внимание журналистов оказалось довольно пристальным. В конечном счете часть заключенных (более 130 человек) была переведена в другие исправительные учреждения, часть получила новые сроки.

Но, как говорил Бернард Шоу, «История нас учит только одному. Тому, что она нас ничему не учит». 4 апреля 2012 года история повторилась. Около 200 заключенных перерезали себе вены в знак протеста против возвращения на пост начальника колонии Юрия Бушина, ранее снятого с должности в результате жалоб осужденных на избиения и издевательства со стороны персонала колонии. В колонию были введены подразделения специального назначения.

В июне 2012 года колонию проверяла прокуратура, руководство оштрафовали на 150 000 рублей за нарушение правил противопожарной безопасности. В августе 2012 года сотрудники УФСИН Курской области с целью улучшения условий содержания заключенных провели ряд мероприятий. В частности, был создан родительский комитет, в который вошли матери и жены осужденных, проведено кабельное телевидение, установлен бильярд.

Но есть два нюанса. Во-первых, если сотрудники УИС РФ все время бьют себя пяткой в грудь и клянутся «на курочку рябу», что никакие голодовки на них не подействуют и режим они смягчать не будут, то почему в этом случае они «включили заднюю скорость»? Может быть, дело было все же не в отсутствии бильярда?

Во-вторых, об этих улучшениях мы читаем в официальных отчетах и публикациях. Очень не уверен, что осужденные вышеуказанной колонии раз за разом шли на огромный риск (вплоть до «раскрутки» по проблемной 321 статье) ради какого-то бильярда и кабельного телевидения. Что-то подсказывает мне: скорее всего были издевательства, избиения и прочие серьезные нарушения, вынуждающие взрослых людей совершать такие серьезные поступки.

А вот другой регион. Причем сообщение о голодовке было распространено пресс-службой ГУФСИН России по Свердловской области, что встречается крайне редко. Более 400 осужденных исправительной колонии № 46 в Невьянске (Свердловская область) отказались от приема пищи. Согласно имеющейся информации, осужденные не объяснили причину голодовки и не выдвинули требования. В пресс-службе уточнили: в колонии нет массовых беспорядков, и ситуация полностью управляема. По данным ГУФСИН России по Свердловской области, 4 июля 2015 г. в 46-й колонии скончался один из осужденных, 1989 года рождения.

Мужчина был осужден по ч. 4 ст. 162 УК РФ («Разбой»). В пресс-службе опровергли информацию об убийстве осужденного. Также сообщалось, что по факту отказа заключенных от еды проводится проверка. Для установления причины гибели мужчины будет проведена судебная медицинская экспертиза. Насколько помню, впоследствии о причинах возникновения голодовки, смерти осужденного, подтвержденных результатами официальной проверки, ГУФСИН России по Свердловской области скромно умолчал…

И голодовки продолжаются вплоть до наших дней. В январе 2018 года одному из осужденных ИК-3 (УФСИН Ярославской области) отрезало голову на производстве сапог. Через несколько недель другому осужденному раздробило руки. Позже были опубликованы видео о плесени и сырости, плохом отоплении, часть содержащихся в колонии объявляла голодовку. И что, тут тоже происки криминалитета, дорогие граждане начальники?!. Вот что говорит правозащитник из Мордовии Сергей Марьин:

Принудительное кормление заключенных в России – это пытка. Мне известен один случай достоверный, произошедший в СИЗО города Саранска. Подсудимый объявил голодовку. Причина была. Начальник учреждения принял решение о принудительном кормлении. Фельдшер Г., он и сейчас работает, проводил процедуру принудкормления через зонд, в анальный проход. Специально ужесточили процедуру, хотя:

  1. Угрозы здоровью не было. Срок голодовки был меньше десяти дней.
  2. Чаще всего применяют способ принудительного кормления через рот.
  3. Использовали наручники.

Не буду говорить о наличии альтернативных способов принудительного кормления, для меня ясно, что тюремщики всегда выбирают более мучительный для заключенного вариант. То есть принудительное кормление чаще всего оборачивается неформальным наказанием за голодовку.  

Правозащитник Марьин считает подобную ситуацию неправильной. Вместо того, чтобы обсудить причину голодовки, человека пытают. От себя добавлю: фельдшер Г. не мог не знать элементарного: в прямой кишке человека всасывается лишь вода и минеральные соли. Уже хотя бы поэтому такой метод принудкормления не нужен.

Мне же не совсем понятна роль всевозможных служб УИС РФ вроде психологических, режимных, воспитательных отделов, правового управления и черт его знает кого еще. Хотя, казалось бы, чего проще – есть проблема, есть те, кто по штатному расписанию просто обязаны такого рода проблемы решать. Ну так и вперед, с половецким посвистом. Но, увы, в лучшем случае мы можем или наблюдать публикации на тему о голодовках… Как говорится в сообщении, размещенном  на одном из сайтов: «Все осужденные ИК-1 пос. Салын Республики Калмыкия объявили с 21 ноября 2015 года всеобщую голодовку в знак протеста против убийства осужденного Батырева Дмитрия, а осужденные, которые находятся в отряде усиленного режима (БУР), объявили сухую голодовку и зашили себе рты проволокой».   

…Или очень редкие диссертации на эту тему.

В диссертациях пытаются рассуждать объективно. Пишут, например, о том, что «…осужденные, отбывающие наказания в исправительных учреждениях, прибегают к публичному протесту, который выражается в виде голодовок. Так, известный бывший осужденный М. Б. Ходорковский отказывался от пищи, чтобы привлечь внимание Президента Российской Федерации Д. А. Медведева к проблеме судебной системы: в 2010 году суды, вопреки президентским поправкам, активно заключали предпринимателей под стражу и продляли им арест, в том числе М. Б. Ходорковскому. Внимание президента протест М. Б. Ходорковского привлек, но на его участь это в итоге не повлияло…»

Список голодающих можно продолжать и продолжать: Сенцов (провозглашен почетным гражданином Парижа и номинирован на Нобелевскую премию мира), Владимир Балух, Сергей Мохнаткин, другие, совсем неизвестные, фамилии арестантов.

Сотрудники УИС РФ могут, как мантру, повторять что-то там о происках криминалитета, пытающегося «раскачать режим», но… Луну халатом не прикроешь, как говорят в народе.

Если проблема существует, то самое последнее дело ее замалчивать или перелицовывать. Ее надо: а) тщательно обсуждать, б) решать. И решать необходимо цивилизованным путем.

Может быть, имело бы смысл встретиться с начальником управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН РФ Александром Приклонским со всеми, кому небезразлична эта проблема. С правозащитниками, с учеными (в том числе неведомственными), с экспертами, журналистами. Собраться и обсудить эту проблему?!. Андрей Бабушкин (член постоянной комиссии по содействию ОНК, реформе пенитенциарной системы и профилактике правонарушений в Совете при Президенте по правам человека) поддержал эту идею.

Все изложенное является оценочным суждением.

 

ID автора

Борис Пантелеев, руководитель СПБ отделения «Комитет за гражданские права».

Служил в ВДВ, работал на киностудии «Ленфильм», был помощником депутата Ленсовета.

Правозащитной деятельностью занимается с 1991 года. Являлся внештатным экспертом радиостанции «Свобода», корреспондентом журналов «Досье на цензуру», «Неволя».

С 1999 года создал и руководит Санкт-Петербургским отделением организации «Комитет за гражданские права» (председатель организации, член Президентского совета по правам человека — А. В. Бабушкин).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя