Домой Лонгрид Интернет — наш! Зачем нужна и в чем опасность суверенной национальной сети

Интернет — наш! Зачем нужна и в чем опасность суверенной национальной сети

Фото из открытых источников

Совершенно полярные экспертные мнения в отношении нововведений и комментарий одного из создателей закона об устойчивом российском сегменте интернета депутата Госдумы Андрея Лугового.

Подписанный недавно президентом страны Владимиром Путиным закон о суверенном интернете взволновал, пожалуй, всех – от операторов связи и специалистов в IT-сфере до рядовых пользователей. По большому счету мало кто понимает, что же этот закон всем нам принесет, а озвученные цифры в 20-30 миллиардов рублей на его реализацию еще более усиливают недоумение. Для чего государство готово потратить такие деньги и главное – на что?

Фото из открытых источников

Итак, что же представляет собой закон о суверенном интернете. В официальной версии эти нововведения должны обезопасить Россию в случае глобальных проблем (отключения от всемирной паутины) и обеспечить функционирование сети внутри отдельно взятого государства. Грубо говоря, если очередными санкциями от США и Евросоюза станут ограничения в сфере интернета, реализация нового закона должна снизить ущерб как для государственных структур, так и для рядового пользователя. В идеале человек за компьютером не должен заметить разницы. В том случае, конечно, если он не бродит по иноязычным сайтам и не является завсегдатаем популярных (но далеко не российских) интернет-аукционов.


С одной стороны цель, конечно, благородная – защитить своего пользователя от происков коварных иностранцев. С другой – новый закон еще больше закручивает гайки в плане сетевой цензуры. Роскомнадзор наделяется правами по маршрутизации трафика. Читай – полной и безграничной властью в интернете. И что это принесет в будущем, в свете недавних попыток блокировки Telegram в России, удаления постов и закрытия страниц общественных деятелей, цензуры, остается только гадать.

Фото из открытых источников

Ну и, наконец, еще один вопрос: а для чего же нужна та самая немаленькая даже по государственным масштабам сумма в 20-30 млрд? Все очень просто – для получения тотального контроля над суверенным интернетом потребуется техническое переоснащение операторов связи, а деньги из бюджета будут выделяться на покрытие расходов. Вот только кому, как и в каких пропорциях? И не приведет ли новый закон к уходу мелких операторов с арены? А там, глядишь, и до монополии недалеко. В общем, вопросов гораздо больше, чем ответов. Но в одном специалисты уверены единогласно – качество интернета снизится ощутимо. Или… Мы узнали у самих экспертов.

ЭТОТ ЗАКОН НАРУШАЕТ НАШИ ПРАВА?

НЕТ

Владимир Новицкий, адвокат, правозащитник, президент Российской секции Международного общества прав человека:

— Вопрос контроля над интернетом давно уже решен разработчиками, которые его внедряли. Я не думаю, что Соединенные Штаты не имеюn инструментов, которые могут повлиять на работу интернета. Конечно, имеют. Ограничение доступа в интернет — это всегда плохо, но для того, чтобы избавиться от проблем, это должно быть наднациональное управление всем интернетом. Это могла бы быть специально созданная организация в рамках ООН, которая отвечала бы за свободу информационного пространства.

Что касается непосредственно прав, то на самом деле Конституция де факто не является законом прямого действия и в большинстве случаев, которые касаются прав и свобод, реальное регулирование этих прав и свобод проходит в рамках других нормативных актов — закон о суверенном интернете, закон о митингах и демонстрациях, публичных мероприятиях и так далее.

В данном случае не совсем верно говорить о том, что этот закон нарушает наши права на свободу распространения информации.

Есть масса других источников информации. Потом этот закон предусматривает, что ограничение доступа может быть связано с разными причинами. Они, конечно, носят достаточно расплывчатый характер, но встречаются в массе других нормативных документов. И мы знаем, что во многих странах происходит регулирование интернет-пространства. И связано это не только с политическими мотивами, но с массой иных тем, например, с ксенофобией, интолерантностью, этническими и иными меньшинствами. Есть большое количество правовых оснований ограничить доступ к тем или иным ресурсам.

ДА

Десять международных правозащитных организаций попросили президента России Владимира Путина не давать ход закону о суверенном рунете. По их логике, он приведет к ограничению прав и свобод интернета и СМИ. Декларацию опубликовали Human Rights Watch и «Репортеры без границ», к ней присоединились Article 19, Комитет в защиту журналистов, Международная федерация защиты гражданских прав (FIDH), Международное партнерство в защиту гражданских прав, Норвежский Хельсинский комитет, International Media Support, Civil Rights Defenders и PEN International.

Правозащитники обратили внимание на то, что закон противоречит Европейской конвенции по правам человека и пакту ООН о гражданских и политических правах, которые подписала Россия. Главная угроза, по мнению подписавшихся компаний, это то, что в нем не указано четких критериев, когда, в каких ситуациях российский сегмент интернета может быть отключен от всемирной сети. А это в свою очередь означает то, что этим законом власти могут пользоваться по своему усмотрению.

ЭТО МОЖНО СЧИТАТЬ МОНОПОЛИЕЙ РОСКОМНАДЗОРА НАД ИНТЕРНЕТОМ?

Ирина Левова, директор по стратегическим проектам Института исследований интернета:

— Этим законом не очень обоснованно расширяются полномочия Роскомнадзора. Для достижения баланса в сфере управления интернетом было бы целесообразно больше полномочий отдать Министерству цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Но сама модель угроз и способ реагирования на них определяется постановлением правительства. Соответственно Роскомнадзор будет в каких-то рамках работать. Но по факту многие эксперты указывают, что уж слишком расширяются его полномочия, и это неправильно. Потому что одновременно и устанавливать себе требования, и их исполнять, — это весьма коррупциогенно.

Но, чтобы закон заработал, необходимо большое количество подзаконных актов. И я сомневаюсь в том, что к ноябрю 2019 года сто процентов того, что планируется, будет сделано. Мы это видим на примере пакета Яровой. По нему подзаконные акты были приняты с опозданием на год-полтора относительно срока его вступления в силу. И по факту ничего не работает. Надеюсь, что и здесь также будет.

Главный вопрос — как это регулирование скажется на ключевых ресурсах, которые потребляет российская аудитория. Если это коснется базовых ресурсов, типа Яндекса, ВКонтакте, Фейсбука, Мейл.ру, Гугла, тогда, конечно, можно прогнозировать недовольство людей. Если с крупными ресурсами это будет решаться в индивидуальном порядке, как обычно происходит, и блокировать будут только небольшие ресурсы, недовольства ожидать не стоит. По опыту мы видим, что запреты не касаются крупных ресурсов. У нас не было пока случаев блокировки Фейсбука или Гугла. Была блокировка Яндекса — на 23 минуты. Но она была случайной.

Фото из открытых источников

Технические эксперты, с которыми я разговаривала на эту тему, ожидают очень большое количество проблем, связанных с реализацией этого закона. Есть, например, риск по маршрутизации. Если Роскомнадзор будет говорить операторам связи, как ее осуществлять, то есть вероятность, что это будет делаться по неоптимальному с точки зрения финансов маршруту. Например, сейчас скажет Роскомнадзор, давайте направлять весь трафик через стыки Ростелекома, по тарифу, установленному Ростелекомом, здесь возможно существенное удорожание услуг связи. Возможно это и есть финансовый план тех лоббистов, которые этот закон провели.

СКОРОСТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СИЛЬНО УПАДЕТ?

Антон Меркуров, интернет-эксперт:

— Относиться к этому закону надо, как к плохой погоде. Как было написано на кольце царя Соломона: всё проходит, и это пройдёт. Суверенный интернет пропадет, когда с политического Олимпау йдет банда, которая сейчас у власти, . А это рано или поздно произойдет, хотя бы по техническим причинам.

Хочу подчеркнуть, что никакого автономного рунета не будет. Никаких серьезных катаклизмов не планируется, потому что, как только они происходят, в этот же день обычные граждане выходят на улицы. “Ложатся” такси, еда, больницы, самолеты, банки и прочее, и прочее. Что неоднократно уже было, когда Роскомнадзор пытался заблокировать Telegram. Например, водонагреватели полетели (“умные” водонагреватели одной компании, управляемые через Wi-Fi, перестали работать, поскольку Роскомнадзор заблокировал некоторые IP-адреса Amazon, которые использовала компания — прим. White News).

Что касается обычных граждан, ничего не произойдет, ничего не изменится. Всё также люди будут пользоваться VPN`ом, чтобы иметь доступ к запрещенной информации, всё также будет что-то ложиться при попытке Роскомнадзора что-то заблокировать. Сколько было законов про интернет подписано, они же не работают. Почему должен этот закон заработать не понятно.

Надо понимать, что сегодня вмешательство в инфраструктуру сети приведет к катастрофе. Роскомнадзор — бессмысленное ведомства, и вмешиваться по-серьезному никто не будет. Вмешательство в критическую структуру — это серьезно, никто на это не пойдет, есть, конечно, идиоты, но не до такой же степени. А цены на услуги связи вырастут, конечно. Это все надо отбивать.

ПОДОРОЖАЕТ ЛИ ИНТЕРНЕТ?

Леонтий Букштейн, шеф-редактор интернет-портала «Мобильные телекоммуникации», интернет-эксперт:

— Если ничего критического не происходит, то ничего и не меняется. Почему этот закон нужен: ясно, что кое-кто кое-где готов на всё, только что навредить России. Обычная конкурентная борьба, но раньше она была под ковром, а теперь в открытую прут. Грозили отключить Swift, без него банкам работать тяжело. Грозили заблокировать банковские карты, завели свою карту “Мир”. То есть страна, которая раздражена самостоятельностью России, готова на всё — так я думаю, в Кремле поняли. Поэтому, если заранее не подумать, мы можем оказаться в очень сложном положении, ведь интернет сегодня — это всё. Всё управляется через интернет. А с приходом пятого поколения мобильной связи 5G вообще жизнь будет зависеть от скоростного интернета. Вот недавно была информация: врач делал операцию дистанционно, он управлял устройствами и приборами в операционной, будучи за тысячу километров от них. Вот что такое интернет сегодня. Это уже не игрушки, в которые мы раньше играли с модемом. Это вопрос разного рода безопасности.

Тут были крики, что нас отключат, что цены вырастут. Но надо же понимать, что государство это делает не для того, чтобы нашу жизнь ухудшить.

Хорошо — ну отменим мы этот суверенный интернет, что получим? Те, кто управляет интернетом, этим воспользуются. Уже есть печальный опыт в других сферах. И тогда для страны наступит настоящий коллапс.

А за ценами следят и контролируют Роспотребнадзор и ФАС. Что касается средств, которые на потратят на суверенный интернет — убытки кратно выше будут, если этого не сделать. Страна у нас не настолько бедная, чтобы могла позволить себе не защищать интерес граждан.

СЛОВО СОАВТОРУ ЗАКОНА

Корреспондент WN дозвонился и до со-автора закона — Андрея Лугового, депутата Госдумы, чтобы обсудить мнения экспертов. Вместе с сенаторами Андреем Клишасом и Людмилой Боковой он внес этот законопроект, который впоследствие был подписан Владимиром Путиным.

О НАРУШЕНИИ ПРАВ

— Во-первых, закон категорически не называется “законом о суверенном интернете”. Мы с вами имеем в виду два закона: закон о связи и закон о защите информации, который позволит сделать интернет устойчивым и надежным. Правозащитникам, критикующим закон, надо просто не полениться и почитать, о чем он. Многие слышат звон да не знают где он. Я вчера давал большое интервью одной из радиостанций. На прямой связи были я и представитель Роскомсвободы. Но, слава богу, это был технический специалист, и со многим, из того, что я говорил, он согласился. Как бы критикуя законопроект, он на многие вопросы ответил в пользу разработчиков законопроекта. Мне здесь нечего ответить, права не нарушаются, скорее, наоборот: закон обеспечит права граждан РФ при возникновении проблем с российским сегментом интернета из-за действий наших американских «партнеров», даст возможность пользоваться им, несмотря ни на что.

О МЕДЛЕННОМ И ДОРОГОМ ИНТЕРНЕТЕ

— Когда говорят «медленный и дорогой», они обращаются к техническим специалистам, которые между собой спорят в отношении тех средств противодействия угрозам, которые будут обязаны ставить операторы связи. Дело в том, что сейчас система запрещенного контента блокируется через одну технологию, через IP адреса, а наш закон определяет, что мы уходим от этой системы блокировок, потому что она несовершенна, неэффективна и небезопасна для пользователей. Будут ставиться так называемые средства противодействия угрозам в виде коробочек или ящичков. Многие задавались вопросом, повлияет ли установка этих приборов на скорость интернета. Для этого будут проводиться специальные научные мероприятия, которые не позволят это сделать. Если устройства будут замедлять интернет, то они не будут ставиться, а будут ставиться другие, более совершенные.

А про дорогой интернет – это вообще глупость, цена как была, так и останется. И скорее станет дешевле, чем дороже в связи с развитием программы цифровой экономики.

В законе про деньги вообще нигде ничего не сказано с точки зрения пользователей. Если мы и говорим про деньги, то только при создании центра управления мониторингом, который как таковой уже существует и находится внутри Роскомнадзора. Более того, операторам, которые занимаются услугами связи, будут бесплатно от государства предоставлять технические средства. С какой стороны не посмотри – станет дешевле.

О МОНОПОЛИИ РОСКОМНАДЗОРА

— Эта тема правильная, но совершенно некорректная с точки зрения того, что говорится в законе. Во-первых, никто Роскомнадзору никакую монополию не дает. Роскомнадзор подчинен Министерству связи. И те дополнительные полномочия, которые передаются Роскомнадзору, они будут определяться либо постановлением правительства, либо ведомственными актами Министерства цифровой экономики и связи. А Роскомнадзор будет только исполнять те указания, которые ему дает министерство. На самом деле никакого исключительного права по контролю за интернетом у Роскомнадзора не будет поскольку он действует исключительно на основе закона либо по решению суда. Роскомнадзор не сможет блокировать всех без надзора. Если есть решение суда в отношении того или иного субъекта интернет-деятельности, то будут приниматься меры, но они и сейчас принимаются.

Фото из открытых источников

И на сегодняшний день есть запрещенный контент, который определен федеральным законом. Например, то, что связано с терроризмом или наркотрафиком. Роскомнадзор и сейчас это делает и будет заниматься этим дальше . Тут нет ничего нового. С точки зрения управления трафиком – тоже не очень корректно. РКН будет иметь возможность видеть со всей страны, где какие проблемы с трафиком, и, если будет необходимо, путем указаний операторам связи станет помогать им исправлять недочеты, чтобы трафик был у нас внутри страны, а не уходил из России в Амстердам, а из Амстердама в Санкт-Петербург. А то мы с вами в соседних кабинетах общаемся, а у нас трафик через полмира проходит. И это удорожает. А теперь мы будем наблюдать и подсказывать.

О БЛОКИРОВКЕ САЙТОВ ПРОКУРАТУРОЙ

— Этот закон никак не повлияет на тех, кто принимает решения. Например, есть закон, автором которого я тоже был, о блокировке сайтов. Суть закона заключалась в следующем: до постановления суда решение принимает прокуратура. Владелец сайта, если ему что-то не понравилось, подает в суд либо убирает эту страницу. Так вот новый закон прокуратуры никак не касается, поскольку прокуратура не сама блокирует сайты, а, увидев запрещенный контент, направляет специальную бумагу в Роскомнадзор. В дальнейшем будет все то же самое. С принятием нового закона действие Роскомнадзора станут более точными, и мы сможем быть уверены, что блокируется именно нужный сайт. А не так, как было с одним мессенджером: пока его ловили, заблокировали десятки тысяч других сайтов. Поэтому, чтобы такие случаи не повторялись, было принято технологическое решение блокировать, условно говоря, по специфике трафика.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя