Домой Главный Редактор Колонка главного редактора: настало время поговорить о разводе

Колонка главного редактора: настало время поговорить о разводе

959
0

А точнее, о бракоразводных процессах и околостоящих нюансах. Не секрет, что я хорошо дружу с отцом своего ребенка от первого брака и его семьей. Никогда не скрывая этого факта, в контексте наших общих друзей, и тех, до кого когда-либо дошло сарафанное радио об опыте нашего бракоразводного процесса, я стала консультировать людей по этому деликатному вопросу.

Давайте поэтапно и от первопричин. Развод не наступает на ровном месте и неожиданно. На самом деле, он наступает гораздо раньше написанного заявления, договоров и последующих инстанций. Развод наступает, когда к двум людям приходит понимание, что они не могут дальше идти по жизни вместе, не могут отдавать больше, чем принимают. Что по-отдельности они могут больше, лучше и честнее, сугубо для себя. Мы все — живые люди, мы меняемся. И никакие «ради детей» для разумной прослойки нашего поколения уже не работают. Все понимают абсурд этого довода в пользу трагичного мазохизма. К сожалению, к этому шагу большинство людей подходит с обилием взаимных обид (которые потом проходят), претензий (которые тоже потом проходят), зависимостей (которые проходят так или иначе и оставляют след на психике зависимого, потому лучше лечиться сразу) — и вот тут я обеими руками голосую за брачный контракт и медиацию процессов.

Брачный контракт можно подписывать в любое время, вопреки некоторым заблуждениям — в ЗАГСе, после него и даже непосредственно перед разводом. В контракт можно включить практически всё: начиная от порядка раздела имущества и регламента выплаты алиментов, заканчивая обязанностями и правами в отношении детей, как родителей, так и остальных родственников, настолько детально, насколько это вообще необходимо. С вопросом медиации сложнее, в непростых ситуациях я настаиваю на подключении к процессу договоренностей психолога и иногда на медицинской помощи. С учетом моего собственного отношения к институту брака в принципе, стараюсь не допускать оценочных суждений. В этом месте логично было бы передать привет всем неуемным троллям, кто кричал в каждом платном и бесплатном комментарии о моей корысти в текущем браке — сюрприз, я не сторонник брака в принципе, я убежденный адепт гражданского союза. Уверена, большинство читателей моей колонки своими глазами видели ЗАГС, торжественную женщину, утомленную высокопарными текстами о «в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии…», судя по виду которой, молодожены скорее обречены, причем, на торжественную смертную казнь в антураже вензелей или пост-советской эстетики. Размышляют ли люди, облачающие себя в костюмы с платочками и пышные платья в этом антураже, всерьез о брачном контракте? На мой взгляд, вряд ли. Зато потом, как раз на этапе, где нужна медиация, вопросы встают остро и дело доходит до семейного права. В 2017 году зарегистрировано немногим больше 1 000 000 браков, а распалось более 600 000 семей. То есть 60%. Статистика от латинского — состояние дел. Судя по цифрам, дела так себе.

Я иногда размышляю как было бы здорово, если бы брак нужно было продлевать. Допустим, каждый год. Или хотя бы три года. Есть ощущение, что многие проблемы были бы решены. И, возможно, этот же полезный институт в принципе был бы нивелирован, потому как зомбировать население можно, конечно, через ящик и общественные институты; через подлог, где за псевдопротест и псевдостину псевдонезависимые песевдоблогеры получают вполне реальные бюджеты и даже награды. Можно еще зомбировать массы с помощью ценностей или разрушения оных.

Но, правда. Положа руку на сердце. Вам этот штамп так уж нужен, чтобы … а чтобы что? Иметь гарантии? Но, нет никаких гарантий, кроме юридических. Да и в юридических гарантиях и процессах столько разных нюансов, что самостоятельно разобраться в них крайне трудно.

Нет гарантий на чувства и нет гарантий на участие. Нет гарантий на безопасность и нет гарантий того, что близкий вам сейчас человек не изменится через пять лет. Штамп не гарантирует ровным счетом ничего. А гоняться за ним несчастные одинокие матери учат целые поколения женщин. Тех женщин, которые могли бы стать кем-то, «служить в разведке, играть в кино», но не стали, потому как слишком резво бежали за этими пресловутыми штампами.

Я консультирую своих знакомых по разводам. Пишу брачные контракты, отдаю юристам на правки. Осуществляю медиацию, ведь рассерженные друг на друга супруги в большинстве случаев все-таки не хотят травмировать детей, когда они есть — и это первая тонкая ниточка к вопросам договоренностей и примирения. Бывает и так, что дети выступают в роли разменной монеты или предметом шантажа, это совсем печально, но тоже решаемо.

Ведь обиды пройдут, дети останутся, реально близкие люди продолжат быть близкими, чужие — разойдутся по разным гаваням, но есть компромисс и он очень нужен, обоснованный, понятный и созвучный законодательству.

После некоторых громких законопроектов и заявлений важных государственных мужей (не будем показывать пальцем в голубую лагуну, так как недавно принят правильный законопроект об оскорблении животрепещущем властьимущих особо отличившихся и ничем не поплатившихся за свои косяки) медиация особенно нужна. И конструктивный диалог на стадии развода — нужен.

Люди — меняются. Стереотипы рано или поздно выветриваются из зомбированных голов и штампы перестают «играть по азбуке Геббельса». Ну, а дети все еще растут. Если разумно подходить к вопросам брака и, желательно, заранее. Ведь право это никто никогда не отменял.

И, конечно, обращайтесь. Наши юристы работают 24/7, а правильное решение проблемы вполне себе может сохранить здоровье вашей психики.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя