Домой Алексей Кочетков Адвокат Алексей Кочетков. Немного о независимости и реформе адвокатуры.

Адвокат Алексей Кочетков. Немного о независимости и реформе адвокатуры.

327
0

Меня не оставляет мысль напомнить коллегам, что роль адвокатуры в современном обществе кардинально не изменилась по сравнению с ее ролью в царской России.

В присяге на звание присяжного поверенного (1864 г.) содержались такие слова: «Обещаю и клянусь Всемогущим Богом, пред святым Его Евангелием и животворящим крестом Господним, хранить верность Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому, исполнять в точности и по крайнему моему разумению законы Империи, не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению Православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых будут на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ пред законом и пред Богом на страшном суде Его. В удовлетворение сего целую слова и крест Спасителя моего. Аминь.» (Форма присяги на звание присяжного поверенного (Приложение II к ст. 381 Учреждения судебных установлений, Высочайше утвержденное 20 ноября 1864 года).

Даже на такой цитате, разумеется, нельзя было бы закончить статью о так называемой “независимости адвокатуры” от государственных институтов власти в контексте традиционной адвокатуры России.

Если задуматься о независимости адвокатского сообщества в современном мире, с учетом норм права ее закрепляющих, об отношении государства к адвокатуре в свете контроля со стороны всех трех ветвей власти, отсутствия у сообщества законодательной инициативы, попыток создания в будущем государственных бюро адвокатов, то мы обнаружим, что само оно лишь декларируется государством как независимый институт общества (ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), однако таковым на деле не является.

В наше время независимым может быть не столько адвокатское сообщество с ограниченным набором прав этой самой независимости, сколько конкретный субъект при осуществлении своей деятельности по четко регламентированным правилам.

Вся независимость сконцентрирована в действиях адвоката в конкретном процессе при осуществлении профессиональной деятельности, в финансовых правоотношениях с доверителем, вытекающих из поручения, в избрании позиции в отдельных категориях дел, в равноправии всех членов сообщества, в отношениях с исполнительной властью в пределах своих полномочий как защитника или представителя. Не более. Независимость от судебной и законодательной власти – абстрактная, можно сказать, надуманная.

Стоит отметить, что с введением отдельных регулирующих норм, таких как Кодекс профессиональной этики адвокатов, а также обязательных для исполнения решений советов адвокатских палат, равноправие внутри самого сообщества во-многом перестало быть таковым, хотя и декларируется в законе. Но это, скорее, внутренняя проблема, и она рано или поздно будет решена путем внесения изменений в корпоративные нормативно-правовые акты.

Адвокат как гражданин государства (за пределами своего статуса) ничем не отличается от простых сограждан в правах и обязанностях. Более того, и как член сообщества, и лично он имеет больше обязательств перед государством, чем другие участники социума. Перечислять их не буду, всем заинтересованным лицам они известны и, надеюсь, понятны.

Сам институт адвокатуры необходим для выполнения государством взятых на себя обязанностей перед обществом и соблюдения гарантий, прямо предусмотренных ст. 48 Конституции РФ.

Все мифы о независимости от государства и свободе «воли» адвокатов во многом придуманы ими самими. И государство позволяет им так считать, но до им самим определенного момента.

В какой-то период власть позволяет адвокатам быть независимыми до такой степени, что они перестают видеть границы своей самостоятельности, а в нужное для государства (политического строя) время напоминает нам, где эти границы, и, чтобы лучше доходило, сдвигает рамки дозволенного, ограничивая права и добавляя обязанности. Как правило, этот момент наступает в период глобальных изменений в устройстве самого государства (смены строя, изменения структуры, реформирования формы и т. п.).

В современной истории адвокатуры переломными моментами можно считать 1979-1989 годы (начало периода наделения адвокатского сообщества дополнительными правами и возникновение неограниченной «воли» адвокатов) и 2002 год (начало периода упорядочения прав и обязанностей адвокатов, а также установление новых границ независимости, переход за которые предусматривает ответственность).

Однако в современных реалиях становятся отчасти лишь декларируемыми и те ограниченные права адвокатов, которые необходимы для независимой деятельности в области права не столько адвокатуре, сколько обществу, для защиты прав которого, можно сказать, и создан этот институт. Это ограничение не может положительно отражаться на обществе в целом, так как защищенность прав каждого гарантирована основным законом Российской Федерации. В условиях действия такого демократического нормативного акта, как Конституция РФ, в период видоизменения политической ситуации в стране судьба объективно поставила адвокатуру в положение, своего рода, «миротворческого контингента», посредника, где с одной стороны – органы властвования и держатели основных социальных ресурсов, а с другой – простые люди.

Традиционная адвокатура всегда была востребована и реально полезна, кто бы не прибегал к помощи и содействию со стороны ее представителей, но в такой ситуации российская адвокатура еще никогда в своей непродолжительной истории не оказывалась. И именно по этой причине, от отсутствия достаточного опыта выхода из сложившейся ситуации, будучи в определенной зависимости от государства, при этом официально выполняя функцию по защите прав каждого, вместо консолидации сообщества для решения глобальных, не побоюсь этого слова, исторически накопленных правовых проблем, адвокатура «повелась» на «кость», брошенную государством в виде абсурдного и абстрактного «рынка профессиональной юридической помощи».

Надо сказать, кость достаточно «жирная», расчет определенного круга государственных деятелей оказался верен.

Адвокатуру начало лихорадить. Стали появляться «мессии» адвокатуры, «лжеспасители» современности, многим не терпится схватить эту кость и спрятать у себя в «схроне».

Лично мне видится, что «рынок профессиональной юридической помощи» реформировать невозможно, так как его не существует. Это исключает совершение действий с объектом, которого нет. Можно реформировать только деятельность в области права. И было бы правильнее принимать закон именно о ее регулировании, проводить все реформы именно в таком ключе. Но для этого необходима иная концепция: при данном подходе увеличивается число участников реформы, и в ее обсуждение придется вовлекать всех участников деятельности в области права.

Адвокатура сегодня способна навязать обществу новую концепцию реформы с привлечением к ее созданию всех игроков на поле правовой деятельности. Но для этого нужно понимать: без примирения всех противостоящих сторон, разрешения имеющихся внутренних противоречий каких-либо позитивных перемен в данной сфере не произойдет.

Недопустимо позволять себе раскол в этот сложный период, когда государство в очередной раз невольно напомнило нам о своем праве на вытеснение адвокатского сообщества с тех позиций, которые были заняты последним в период либерализации общественно-политических процессов 1979-2002 гг.

Таким образом, адвокатура – это, прежде всего, общественно-правовой институт, а не экономический, в связи с чем механизмы рынка, в том виде, в котором они предлагаются, к нему неприменимы.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя