Домой Борис Пантелеев Методические рекомендации по работе членов Общественной наблюдательной комиссии. Часть 4

Методические рекомендации по работе членов Общественной наблюдательной комиссии. Часть 4

192
0
фото: Life.ru

Уничтожить бюрократию стало теперь невозможно, ибо уничтожение её придется поручить тем же самым бюрократам.
Но, даже уничтожив старую. бюрократию, они тут же породят новую, ещё более прожорливую, более выносливую и живучую

граф Потемкин-Таврический

 

Часть 4

Одним из критериев эффективности, также, считаю умение правозащитника отстаивать свою точку зрения. Отстаивать, не взирая на чины и звания. Отстаивать, как бы некомфортны-неприятны ни были попытки отстоять свою правоту.  Отстаивать вежливо, корректно, но «с металлом в голосе». Это, вновь возвращаясь к спецсубъектности членов ОНК.

Ещё одним важнейшим показателем эффективности, по моему мнению, является грамотно составленный и опубликованный отчет. В случае необходимости —  незамедлительно опубликованный. Отдельный вопрос – методика составления и публикации отчета. Не претендуя на истину в последней инстанции, понимая, что и мой вариант не является идеальным, отсылаю всех к соответствующему Приложению, в котором обозначено главное – фигуранты адресации отчета, время (начало и окончание) посещения, место, участники посещения (включая тех сотрудников, которые менялись в процессе посещения) выявленные, в процессе посещения, нарушения и позитивные моменты, минимальная систематизация и аналитика выявленных нарушений, данные рекомендации, выводы, если рекомендации по прошлому посещению не учтены.

Немаловажной составляющей профессионализма члена ОНК является умение абстрагироваться от симпатий и антипатий, каковые могут появляться в процессе осуществления деятельности членом комиссии. Например, крайне нежелательно, для каждого из вас, становиться заложником сложившихся нормальных отношений внутри комиссии. И, если вы видите, что ваш коллега явно что-то нарушает, начал нарушать спустя какое-то время, не стесняйтесь ему об этом сказать. Мой опыт деятельности и в ОНК, и в правозащите вообще, говорит о том, что молчание ради мира в комиссии (любой другой правозащитной организации) приведет только к ухудшению ситуации, результаты этого ухудшения придется расхлебывать глубокой ложкой и вам, молчащим, тоже.

И наоборот. Если отношения с кем-то не сложились, то, как минимум, не стремитесь к их усугублению. При этом, стараясь периодически эти отношения улучшить. Однако выражать свое несогласие следует, до определенного момента, непублично. Тем не менее, повторюсь, выражать его крайне желательно. Рассчитывать на то, что как-нибудь само рассосется, пройдет, неправильно и ошибочно – само не рассосется и не пройдет.

Кроме того, целесообразно помнить, о некорректности, периодически применяемого, некоторыми сотрудниками уголовно-исполнительной системы, в отношении того или иного правозащитника, принцип – «Сам дурак». В частности, считается уже признаком хорошего тона, распространять обо мне сведения, якобы, меня дискредитирующие. Причем, этот приемчик используется не только среди младшего инспекторского состава, но и среди офицеров. То и дело, с упорством достойным лучшего применения, в том числе в различных средствах массовой информации, заводят эти субъекты «старую песню о главном» — Пантелеев отбывал наказание за изнасилование несовершеннолетней (сотрудники СИЗО-1 Болсун, Назир Ахметович и др.). Или же, распространяемые обо мне сплетни грубо противоречат сами себе.

Меня эти интриги совершенно не смущают – я готов работать с любым сотрудником УИС и сложности взаимодействия тут в другом. В том готовы ли сами представители УИС нас, правозащитников, не только слушать, но и слышать. Способны ли они адекватно воспринимать нашу критику? Готовы ли учитывать наши замечания и нашу критику?

Здесь хорошей защитой от таких наветов и интриг могут быть множественные, позитивные, отклики о вашей деятельности. Возможно и публикуемые при этом.

Также, важно уметь выставлять приоритеты. Это не только сущностно верно, но и позволит, кроме прочего, НЕ выглядеть нелепо. Не буду называть фамилий, но встретил, однажды, у одного из членов ОНК Санкт-Петербурга 4 созыва вполне себе такую маниловщину. Нет, не хрустальный мост хотел построить этот член ОНК СПб, но была высказана (причем публично) идея об установлении интернет-терминалов в СИЗО СПб, чтобы заключенные могли через интернет узнавать и приносить в камеру, после распечатки сотрудниками, те или иные законодательные и нормативные документы.

Идея хорошая, но … гладко на бумаге, да забыли про ухабы…

Дело не только в хроническом недокомплекте сотрудников УИС, который, также, не позволит эту идею сделать жизнеспособной, не только в нехватке ресурсов технических (отсутствие необходимого количества компьютеров, принтеров и комплектующих к ним, для распечатки нормативки) но претворить в жизнь данную «мечту» возможно лишь после внесения соответствующих поправок в законы и подзаконные акты. Старайтесь не подставляться так, ибо непрофессионализм будет сразу заметен и осязаем.

Есть ещё один аспект, который необходимо, по моему мнению, всегда и везде помнить. Ежечасное, ежесекундное осознание того, что впереди каждого из Вас трудный и долгий путь.

Успех, полный или частичный, может ожидать только того, кто, в числе прочего, заранее готов к длинной и трудной дистанции. Заранее предполагает-знает, в частности, каждый следующий свой шаг, следующий, обязательный, алгоритм и неукоснительно этим шагам, и алгоритмам следует. Выявление и фиксация нарушения – официальный запрос по данному нарушению – получение, в установленный законом срок, ответа – обжалование незаконного ответа/неответа в суде – обжалование незаконного решения суда, далее по экспоненте…

Скажу вещь, с которой кто-то может не согласиться – каждого из Вас явно НЕ ждут сотрудники Системы. Это более чем очевидно. За редким исключением. Вот еще свидетельство одного из коллег – «…Ничего подобного! Мне иногда звонили и умаляли прийти их проверить перед министерской проверкой, чтобы устранить косяки. У сотрудников УИС тоже дифференциация в ОНК…». У этой самой Системы свои интересы и свой взгляд на происходящее. И говорить о конструктивном диалоге явно не приходится, хотя, конечно же, стремиться к этому конструктивному диалогу необходимо. Во-всяком случае, я знаю лишь двух начальников УФСИН, с которыми такой диалог был возможен – Валерий Заборовский (начальник УФСИН СПб и ЛО) и Владимир Суровцев (начальник УФСИН Орловской области) несколько лет тому назад.

Кстати, одним из показателей готовности того или иного руководителя Системы к этому конструктивному диалогу является способность данного руководителя к максимальной гласности и открытости, в рамках закона, в деятельности учреждений ему подведомственных. Уже упоминавшийся Суровцев, во время нашего визита в Орловскую область, сказал нам и сопровождавшим сотрудникам – ступайте куда хотите и посещайте кого хотите. И мы (не являясь членами ОНК) смогли посещать любое учреждение Орловского УФСИН и общаться с любым из осужденных.

Это более чем очевидно – начальник, которому нечего скрывать, ничего не нарушающий, не будет прикрываться буквой закона, напрочь забывая его суть и смысл.

Ещё одна рекомендация. Старайтесь уходить от излишней формализации и в своих отношениях, внутри комиссии, и в общении с остальными. Вне всякого сомнения – нужно придерживаться и процедуры, и регламента. Но эти вещи, также, не должны становиться самоцелью. Иначе вы уподобитесь тем, кого по закону обязаны контролировать. То есть протокол заседания комиссии и отчет о посещении — это норма. Дальше уже нужно осторожно.

Конкретный пример. В комиссии Санкт-Петербурга 4 созыва было формально заявлено о создании и развитии института экспертов. Тем не менее, в эти самые эксперты не были приглашены члены ОНК прошлых созывов. Даже вопреки опыту ОНК других регионов (Москва, Ростовская область и др.). В результате чего даже те эксперты, с регалиями и профессорскими званиями, которые были все же избраны оказались, на мой взгляд, некими свадебными генералами. Во-всяком случае, до сих пор ничего неизвестно о том, ЧТО и КАК делают эти избранные эксперты. Что экспертируют и насколько эффективно?

Есть еще немало тем для обсуждения (административные комиссии по УДО и дисциплинарным взысканиям, актирование тяжелобольных, условия оплаты труда и многое другое) но это темы для дальнейших лекций.

Борис Пантелеев,

руководитель СПб отделения

МОБПО «Комитет за гражданские права»,

член ОНК СПб 2-го и 3-го созывов

Все изложенное является личным мнением автора и/или его рекомендациями, к которым можно прислушиваться, а можно их и не учитывать. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Введите ваше имя