Домой Андрей Маяков Андрей Маяков — дело Шакуровой

Андрей Маяков — дело Шакуровой

15
0

Экс-сотрудница внутренней службы ГУФСИН России по Челябинской области Екатерина Шакурова рассказала об избиениях, которым она подвергалась во время службы, а также о незаконном увольнении. По словам женщины, на рабочем месте её унижали начальники. Видеообращение с подробным рассказом Шакуровой адресовала председателю СК РФ Александру Бастрыкину и директору ФСИН Геннадию Корниенко. В Главном управлении ФСИН России по Челябинской области утверждают, что женщина лжёт — уголовное дело о якобы избиении бывшей сотрудницы было прекращено за отсутствием состава преступления.

Как мы видим, диалог с офицерами она записывала на телефон, и именно об этой аудиозаписи говорит в обращении к Бастрыкину. Но аудио как раз подтверждает позицию начальства о том, что ее просто силой выставили за дверь, а не били. Для более детальной проверки обстоятельств возбудили уголовное дело по статье 116 УК РФ („Побои»), но ни один свидетель не подтвердил позицию женщины, а опрошено было более 25 человек, в том числе тех, кого в качестве свидетелей назвала она сама. После прекращения дела женщина писала неоднократные обращения в прокуратуру и СК, но дополнительные проверки не выявили ничего противозаконного в действиях начальников, а вот здесь мы видим, что корпоративные интересы силовиков, очевидно, помешают расследованию дела по заявлению Екатерины Шакуровой.

Ситуация с Екатериной Шакуровой нетипична для ФСИН России, нельзя сказать, что во всех, без исключения, территориальных управлениях ФСИНа имеют место неуставные взаимоотношения. В любом случае это коллектив, вопросы психологической совместимости сотрудников пенитенциарного ведомства – не рассматриваются в качестве критериев принятия на работу. Правозащитники довольно давно говорят о необходимости раз в 3-5 лет проводить реабилитацию сотрудника системы исполнения наказания, который непосредственно работает с осужденными.

Статистика Генеральной Прокуратуры РФ говорит о том, что сотрудники ФСИНа, других правоприменительных ведомств совершают преступления. Число таких правонарушений составляет около 1% от всех совершенных в стране. Чаще всего закон нарушают сотрудники МВД. На втором и третьем местах — служащие ФСИН и судебные приставы.

Сотрудники правоохранительных органов совершают примерно 1% всех преступлений в стране, заявил официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной в программе интернет-канала ведомства «Эфир», по словам Куренного, в 2017 году силовики совершили 12 тысяч из 1 млн 117 тысяч расследованных преступлений — около 1,07%. Представитель надзорного ведомства отметил, что значительная часть таких правонарушений, «безусловно, носит коррупционный характер». Доля тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, составляет 32% от расследованных дел.

Больше всего преступлений в 2017 году совершили сотрудники МВД — на них приходится 28,8% таких случаев. Следом идут сотрудники ФСИН (8,3%) и службы судебных приставов (6,9%). На остальные правоохранительные органы и спецслужбы приходятся совсем небольшие проценты: сотрудники ФСБ, по данным прокуратуры, в 2017 году совершили всего 105 преступлений (менее 1%), СКР — 72 преступления. Меньше всего правонарушений совершили сотрудники прокуратуры и Росгвардии.

Большинство СМИ заявили о том,что в отношении Шакуровой совершено преступление. В соответствии со ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела являются сведения о совершенном или готовящемся преступлении, полученные из «иных источников». Закон не дает разъяснений по поводу того, какие именно источники информации о преступлениях следует отнести к числу иных. С учетом положений ч. 2 ст. 144 УПК РФ к их числу можно отнести сообщения в СМИ, содержащие указание на признаки преступления.

Для возбуждения уголовного дела необходимо наличие повода и основания. В качестве повода рассматривается сообщение о преступлении, полученное из предусмотренного процессуальным законом источника, принятие которого, обязывает органы расследования (а по делам частного обвинения — судью) приступить к процессуальной деятельности. Как правило, именно с момента появления повода для возбуждения дела возникают уголовно-процессуальные отношения и начинается уголовный процесс. Повод может представлять сообщение о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении.

Полагаю, что результат проверки сообщения о преступлении, как подтвердивший, так и опровергнувший его, должен быть опубликован в том же средстве массовой информации, в котором было распространено и сообщение.

Со своей стороны, мне хотелось бы пожелать Екатерине Шакуровой не останавливаться, защищать свои права всеми дозволенными способами, а ФСИН России показать свою независимость, не препятствовать расследованию дела по заявлению экс-сотрудницы ГУФСИН России по Челябинской области.

Андрей Маяков — заместитель Председателя Комитета за гражданские права